Анастасия Зеленкова

Поротников: «Сейчас и внешние игроки увидели, что Лукашенко слаб»

Политолог объяснил, почему массовый протест 9-10 августа не решит одномоментно вопрос смены власти и когда ждать «самое интересное».  

В интервью «Салідарнасці» руководитель аналитического центра Belarus Security Blog Андрей Поротников поделился своим прогнозом на предстоящие выборы.

— Как вы думаете, что все же нас ждет 9-10 августа?

— Хороший вопрос. Меня сейчас больше интересует схема властей. Я имею в виду их сценарий выборов и цифры, которые будут оглашаться.

— Но тут вряд ли будут сенсации. Рекорды уже побили.

— Да, все похоже, что власти решили особо не стеснятся. А это говорит о том, что результат тоже будет мало отличаться. Возможно, Лукашенко напишут на пару процентов ниже, чем в 2015 году.

Хотя на самом деле есть несколько схем, которые бы позволили относительно элегантно сбить эту протестную волну и при этом сохранить власть.

— Написать Лукашенко меньше процентов?

— Например, занизить явку. Причем занизить ее решительно. Условно говоря: пришло 53% и 52% поддержало. И сделать это через второй тур. То есть условно Лукашенко при нынешней явке в 80% набирает 49,5%, а остальные голоса раскидать приблизительно одинаково на всех оставшихся кандидатов, но Канопацкой дать на пару тысяч больше.

И так получится, что товарищ Анна выходит во второй тур, в перерывах между этими турами она делает какие-то заявления, после которых за нее в принципе никто голосовать не будет. Это поставит протестный электорат перед ситуацией, когда голосовать не за кого и лучше вообще не ходить на выборы. А после провести выборы с низкой явкой и низкой победой.

Елисеев: «Комиссии работают в статусе военных объектов»

— Но мы же знаем, что Лукашенко не позволит написать себе такой низкий процент.

— Да, это слишком сложная схема.

— Вот-вот. А наши власти привыкли к простым: высокий процент и дубиной по голове.

— И именно это как раз делает протесты неизбежными. Вопрос в том, какая будет реакция со стороны властей на этот протест?

— Вы имеете в виду, что сценарий может быть жесткий или даже кровавый?

— Я как раз не исключаю, что силовой реакции не будет. 

— То есть как? Расчет, что пошумят и разойдутся?

— Да, примерно так. Потому что есть вопрос: люди собрались, а дальше что? И это действительно важный вопрос: вы собрали толпу, что с ней делать? Это всегда проблема вот таких протестов.

Для того, чтобы протест сработал, акция должна быть долгой и массовой. Но она вряд ли будет такой, потому что люди будут уставать, отвлекаться на какие-то бытовые проблемы.

Или расчет на одномоментную революцию? Бросить людей на штурм, на захват каких-то административных зданий? Но, во-первых, официально заявлено: мы за мирные перемены. А во-вторых, ну хорошо, захватили вы это здание, а дальше? Так вы только показали, что власть была права, когда говорила про майданы, и фактически вы этим дали власти индульгенцию на любой формат реагирования.

Поэтому я не сильно разделяю энтузиазма по поводу самого факта протестов. Потому что протест без сценариев и без какой-либо конкретной цели очень быстро выдохнется. А какая тут может быть конкретная цель, тоже не совсем понятно.

Лукашенко, понятно, будет удерживать власть. Вы будете штурмовать администрацию президента?

Да, действительно Лукашенко наберет меньшинство, Тихановская как лицо протеста наберет большинство. Но что дальше с этим большинством делать?

— То есть вы уверены, что у Лукашенко сегодня меньшинство? В недавнем интервью Радыё Свабода Михаил Чигирь, который руководит сейчас штабом Анны Канопацкой, отметил, что в свое время и Зенон Позьняк собирал площади по 100 тысяч, но при этом «тихое болото» проголосовало за Лукашенко.

— Сейчас это «тихое болото» будет все же голосовать за Тихановскую, потому что Лукашенко больше не их кандидат. Но Чигирь действительно прав в том, что собрать 100 тысяч – это даже не половина удачи. То, что ты собрал 100 тысяч, на самом деле ставит перед тобой новую проблему: что с этими людьми делать? Какой сценарий? «Мы хотим пересчет голосов!» — а Лидия Михайловна говорит: «Хрен вам!». И что дальше?

На этот вопрос просто нет ответа, и 9-10 этого ответа тоже не будет. Он придет позднее, по осени.

— Но, возможно, у штаба Тихановской есть все же план, который они пока не разглашают?

— План, я думаю, есть. Но он не революционный, соответственно он не предполагает того, что власть перейдет в иные руки в ночь с 9-го на 10-е.

Конечно, мы можем рисовать схему, при которой начнется переход силовиков на сторону народа, массовое братание — и система начнет разваливаться. Такая схема может быть, но только в том случае, если власти бросят силовиков на разгон.

Если же они не будут никого трогать, а направят, например, охранять объекты госуправления, пока в центре на площади будет вся эта демократическая «вакханалия» проходить, то все может обойтись. Подумаешь, ну и пусть себе протестуют.

— Мы сейчас не подсказываем Лукашенко, как сохранить свою власть?

— Проблема в том, что для нынешнего режима даже любое правильное действие – это просто дело скорости в постановке вопроса транзита власти. Потому что Лукашенко слаб. Это увидели накануне все.

И хотя Лукашенко уже последние 15 лет обвиняет везде и всех во внешнем вмешательстве, этого пока не было точно. Все внешние игроки раньше исходили из того, что у этого чувака большинство, он там рисует чего-то, но объективно уровень поддержки выше половины.

Но сейчас все увидели, что нифига, ребята, он реально слаб, и вот теперь как раз время начать вмешательство. И налетят со всех сторон. Не только Россия и Запад, но и игроки поменьше. Так что самое интересное, думаю, начнет после – по осени.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.1 (оценок:141)