Почему Грета Тунберг неправа

Кинопродюсер Сэм Клебанов рассказал о том, как в Швеции, где он живет много лет, относятся к экологической активистке Грете Тунберг.

Напомним, что 15-летняя скандинавская девочка прославилась после весьма впечатляющего выступления в ООН на тему глобального потепления. С тех пор у неё появились миллионы адептов и противников.

― Шведские медиа часто жалуются, что нет пророка в своем отечестве, что шведы в основной массе как бы иммунны к посланию Греты Тунберг, ― рассказал Сэм Клебанов Эху Москвы. ―  Хотя Грета Тунберг один из таких факторов, который способствует и так немалой поляризации шведского общества. Любая статья о Грете Тунберг в Dagens Nyheter, в любой большой газете, как только она появляется в социальных медиа, она сразу собирает километры комментариев, ругань всех участников.

Я даже сам к этому подключаюсь. Когда, например, она поплыла на своей этой яхте спонсорской в Америку, это просто…

― А вы сторонник ее? ― поинтересовалась ведущая программы.

― Нет, я не сторонник Греты Тунберг.

― «Как смеете вы…»

― Да, вот именно: «Как смеете вы?!» То есть, понимаете, мы живем в таком странном мире, что мы должны или занять сторону добра, или сторону зла.

И вот если ты на стороне добра, тебе прилагается некоторый набор ценностей, которые ты поддерживаешь. А если ты их не поддерживаешь, значит, ты уже какой-то неправильный либерал…

Но это не так. Я не являюсь специалистом в области климатологии и атмосферных процессов. Но я просто исхожу из того, что есть некоторый консенсус большинства ученых мира — больше 90%, — которые говорят о том, что потепление есть, что оно вызывается действием человека, что с ним надо бороться.

И опять же никакие личные характеристики Греты Тунберг, ее выражение лица, ее тон, с которым она произносит речь в ООН, все ее диагнозы, они в данном случае не играют роли для меня… ее возраст. Я просто прислушиваюсь к тому, что она говорит, и, мне кажется, что она неправа.

Ее послание не способствует решению проблемы. Она предлагает нам искать вещь не там, где мы ее потеряли, а под тем фонарем, где светло.

Вы помните ее речь в ООН, когда она говорит: «Вы украли у меня детство. Как смеете вы пичкать нас сказками о бесконечном экономическом росте». И вот чем дальше, тем большее ее риторика становится левопопулистской. Это начали замечать и в Швеции.

На сайте SVT — это Шведское общественное телевидении — была статья, которая так и называлась: «Риторика Греты становится всё более лево-популистской». Написала ее журналистка Эрика Бьерстрем, после чего на нее обрушилась волна критики. Даже ее в Твиттере начали называть нацистом за то, что она называла Грету левым популистом.

Это является проблемой, то, что, во-первых, ее это послание, такой личный легализм, который нас ограничивает во всем — отказ от экономического роста, который может принести гораздо больше проблем, чем их решить, — и вот эта лево-популистская риторика… вот в последнее время она сказала, что изменение климата — это результат патриархальных структур, расизма и колониализма. При том, что на самом деле рост выбросов идет, прежде всего, в странах третьего мира, а например, в странах Евросоюза сокращается, в том числе и в Швеции.

И главная причина роста выбросов заключается в том, что люди стали жить лучше, дольше и богаче, в том числе, в третьем мире. Потому что если сравнить уровень бедности сейчас и, например, каким он был в 80-е годы — помните, эти концерты для голодающих Африки? Когда вы такой концерт последний раз видели?

― Давно.

― Давно. Правильно, потому что стало меньше людей умирать от голода, от болезней.

― Сегодня в «Новой газете» вышла статья госпожи Латыниной…

― Что нет никакого потепления.

― Да, что это миф. И надо сказать, что она там довольно жестко говорит о том, что это прямо секта, которая называет всё это глобальным потеплением. Я просто процитирую: «Мы не знаем, насколько существенен антропогенный вклад в нынешний климат, но мы можем с уверенностью сказать, что церковь глобального потепления в ее нынешнем виде — это алармистский культ, переосмысливший старые архетипы конца света и подавший их в новой, научной упаковке». Вы представляете себе такое, опубликованное в шведской газете, и что из этого получится?

― В шведской газете, наверное, довольно-таки сложно. Потому что быть climate denier, отрицателем глобального потепления — это примерно так же, наверное, социально неприемлемо, как говорить, что «я расист». Но это не значит, что нельзя обсуждать вообще, а правильно мы говорим о глобальном потеплении и правильно ли мы с ним боремся.

Я не читал эту статью. Я знаю, что Юлия Латынина постоянно эту тему продвигает. Опять же я не знаю, насколько глубоки ее научные познания. Но я все-таки исхожу из того, что есть некий серьезный научный консенсус, что глобальное потепление есть, что количество выбросов увеличилось с доиндустриальной эпохи, что если будет продолжать увеличиваться такими же темпами, то нас ждут разные природные катаклизмы.

С другой стороны, я в гораздо больше степени согласен с подходом датского инвайерменталиста Бьорна Ломборга, главы организации «Копенгагенский консенсус», который считает, что бороться надо с этим не теми способами, которые производят больше шума в общественном пространстве, а который дают самый большой результат на потраченный доллар. Условно говоря, что, действительно, надо отказаться от алармистского подхода и смотреть, что мы можем сделать, что является наиболее эффективным.

Например, вот Грета отказалась лететь в Америку на самолете, она проплыла на лодке. Это, совершенно, на мой взгляд, бессмысленный поступок, потому что он отвлекает наше внимание от каких-то реальных способов решения проблем, потому что понятно, что возврат к парусному транспорту не является решением проблем климата.

Но мы постоянно обсуждаем, что Грета поплыла. Наше внимание и наши разговорные ресурсы тоже небезграничны.

Грета не может сказать «Делайте как я», потому что ни у кого нет такого количества спонсоров, как у Греты. Она могла бы полететь и перечислить, например, деньги в фонды, которые занимаются компенсацией авиаперелетов высаживанием, например, деревьев. Если бы она это сделала и воспользовалась своей многомиллионной аудиторией, чтобы это продвинуть…

― Сэм, может быть, как с благотворительностью. Почему говорят, что о ней обязательно нужно рассказывать? Потому что если вы о ней рассказываете, это становится моделью…

― Да, если вы говорите: «Надо лететь в Америку. У меня нет другого способа более-менее нормального. Я лечу, но есть фонд, который высаживает деревья в Эфиопии. И вот такое-то количество деревьев компенсирует те выбросы углекислого газа».

Может быть, люди стали бы больше перечислять и больше сажать деревьев. Помнишь, был замечательный фильм Вима Вендреса «Соль земли» про Себастьяна Сальгадо, фотографа, который высадил несколько миллионов деревьев в тех местах, где вообще леса были сведены в Бразилии. Вот, мне кажется, он делает очень много для климата, наверное, наверное, даже больше, чем Грета, этот фильм делает больше.

Я был на Венецианском кинофестивале в сентябре. На Лидо была демонстрация, по-моему, несанкционированная, потому что там просто шли, они оккупировали вход во дворец фестиваля на несколько часов. Их не трогала, кстати, полиция. Они шли с какими-то плакатами.

Я подошел, поговорил с какой-то девушкой. Они были за климат. Она сказала: «Мы против захода круизных кораблей в Венецию»…

Я говорю провокационно: «Знаете, говорю, от круизных кораблей мы можем отказаться, не то, что от самолетов ведь, да?» Она говорит: «Нет, от самолетов тоже».

Я говорю: «Понимаете, если мы откажемся от самолетов, произойдет коллапс мировой экономики, потому что она вся построена на мобильности, на возможности людей перемещаться». Она говорит: «Так это было бы отлично!»

И это, в принципе, юные последовательницы Греты, которые считают, что спасти Землю можно спасти коллапсом мировой экономики. Но количество жизней, которые унесет коллапс мировой экономики просто несоизмеримо с тем количеством жизней, которые могут унести те изменения климата, которые происходят.

Летом было, кстати, опубликовано большое исследование, которое проводилось одним из крупнейших университетов Швейцарии, по-моему, в Цюрихе, которое пришло к выводу, что очень сильно решить проблему климата может проект по высаживанию одного триллиона деревьев. Вот если их высадить, они будут компенсировать чуть ли не 20–25% тех выбросов, которые генерирует человечество. Они даже подсчитали, что это возможно. Потому что есть достаточное количество не занятых городами и сельских хозяйством площадей в мире, которые можно превратить в новые леса.

Это стоит не так много денег. Это стоит — они посчитали — 300 миллиардов долларов. Я посмотрел, только на субсидии ветровой и солнечной электроэнергии тратится 129 миллиардов в год. То есть это всего лишь три года субсидий этой энергетике — и мы имеем триллион деревьев, которые поглощают… Потому что деревья — лучшие устройства по поглощению углекислого газа из атмосферы.

И главное, это проект, который несет людям улучшение жизни, потому что представляете, новые леса, развитие биосферы. То есть это то, от чего станет жить лучше.

Второе: свалки. Вот мы постоянно говорим о том, что надо меньше летать. Опять же тот же Бьорн Ломборг написал в одной из своих статей, что согласно общепринятым климатическим моделям, если мы все перестанем летать, и не будет никто летать вообще до 2100 года, мировая температура снизится на 0,03 градуса. Это даже никто особо не оспаривает, притом, что и Грета и такие довольно радикальные организации как Extinction Rebellion, они прямо требуют…

― Ей 15 лет! Почему ее мы обвиняем в этом?

― Мы не обвиняем. Ей 15 лет, и люди говорят: «Не обращайте внимания, что ей 15 лет. Послушайте ее. Ребенок говорит дело».

Я говорю: «Хорошо, давайте послушаем и оценим. Если она хочет, чтобы ее услышали, давайте ее услышим и сделаем какие-то выводы».

Вся мировая авиация выделяет 2,5 парниковых газов. Знаете, сколько выделяют мировые свалки? 5% парниковых газов.

То есть если мы избавимся от свалок, это будет в два раза больший эффект, чем от всей мировой авиации, и главное, людям от этого станет лучше жить. Если мы избавимся от авиации, станет жить хуже…

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:80)