Опрос в Москве: «Очень жаль людей, которые умирают. Но это все во благо»

Жители российской столицы ответили, изменилась ли за последние полгода их жизнь.

С лица девушки, которая учится на дипломата, на протяжении всего интервью «Настоящему времени» не сходила улыбка.

– За последние полгода жизнь у вас поменялась?

– Нет.

– Может переживать стали больше?

– Нет.

– Почему?

– Ну, меня это никак не затрагивает пока что.

– За новостями следите?

– Да, я учусь на дипломата, поэтому слежу.

– И как вам новости?

– Они довольно трагичные, очень жаль людей, которые умирают. Но это все во благо.

– Какого блага?

– Во благо нашей страны, во благо нашей защиты.

– Переживаете, все-таки, что могут напасть.

– Немного, да.

– Нападут, как считаете?

– Нет.

– Почему?

– Боятся.

Две женщины средних лет на скамейке.

Женщина справа: Ну, у нас изменилось только по работе, а так-то в жизни… Мы просто работали с Украиной.

– Может за сына волнуетесь?

Женщина справа: У нас нет сына, у нас нормально все.

Женщина слева: Есть, волнуемся очень.

Женщина справа: Ну у тебя, да, есть.

– Волнуетесь?

Женщина слева: Конечно. Не дай бог, если что-то куда-то получится… Призыв же сейчас идет, наверное, принудительный сейчас начнется.

Молодой человек в черной футболке с надписью «Celeste».

– Я не слежу. Ездил в отпуск, у меня все в порядке.

– Там где-то гремит, пусть гремит?

– Где-то гремит, но далеко. И, наверное, этого не слышно поэтому. И как-то не обращаю на это внимание.

Еще один молодой человек в черной футболке.

– Нет, в жизни ничего не поменялось.

– Не переживаешь, может, тебя в армию заберут?

– А как не переживать-то?

– Может тревога появилась за последние полгода?

– Не без этого.

Женщина средних лет в солнцезащитных очках.

– Вы же сами понимаете, что у нас поменялось. Ничего в магазинах нет нормального. Наши еще не успели все начать изобретать, а уже все пропало импортное. Но это единственный минус, по-моему, а в принципе все нормально.

– Там бомбят.

– Там-то да.

– А здесь?

– А здесь – ну да, ну а что такое. Люди же привыкают, понимаете? Поэтому эти новости сначала «ужас-ужас-ужас», а потом все равно успокаиваешься.

Мужчина средних лет в голубой рубашке.

– Много хорошего произошло.

– Началась же «специальная военная операция».

– Ну и что? Хорошо, правильно все.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 1.4(36)

Читайте еще

Левшина: «Кое-кто явно перепутал причинно-следственные связи, решив сделать журналистов ответственными за события 20-го года»

«Калі гэты працэс будзе даведзены да канца, то гэта безумоўны прыклад пераследу касцёла ў Беларусі»

Конвейер репрессий. От 4 до 14 лет: вынесен приговор по «делу БелаП*Н». Власти забирают у верующих Красный костёл. Журналиста Анджея Почобута добавили в «террористический список»

Конвейер репрессий. Дашкевич переведен в колонию – и уже в ШИЗО. Плюс 15 политузников. Против певицы Мерием Герасименко возбудили дело по «народной» статье. Задержан главный инженер «Милкавиты»

«В Польше я пока проигрываю материально. Но здесь безопасно и не чувствую себя обслуживающим персоналом»

«Девочкам 14 лет можно поднимать груз не более 3 кг. Кто будет взвешивать на поле, сколько дети носят картошки в ведре?»