Семен Печенко
На чужом примере. Как вернуть футбольных фанатов в общество

Белорусы пока об этом могут только мечтать.

Стадион в Магдебурге

Ранее «Салідарнасць» писала, как немецкая полиция работает с футбольными фанатами. На этот раз мы расскажем о работе общественных организаций, ставших в Германии настоящими посредническими площадками между фанатскими движениями и властями.

Этот рассказ стал возможен благодаря семинару «Футбол и культура футбольных болельщиков в открытом обществе».

Фан-проекты: от эксперимента до сети площадок по всей стране

В 1980-х немецкие стадионы захлестнула волна насилия. Постоянные драки фанатов между собой, стычки с полицией — все это привело к тому, что многие болельщики перестали приходить на матчи.

В октябре 1982-го в массовой драке между фанатами Вердера и Гамбурга был убит 16-летний Адриан Малейка.

Книга немецкого эксперта Франка Вильмана о футбольных фанатах Германии

По словам Франка Вильмана, автора книги о взаимоотношениях футбольных фанатов и властей Германии, смерть юного болельщика побудила немецкое общество вплотную заняться проблемой.

В Бремене студенты социологического факультета вместе с преподавателями инициировали эксперимент по изучению фанатских движений. Главной идеей было взаимодействие с ними, призванное свести на нет уровень насилия на стадионах. Так возник первый фан-проект в Германии.

Спустя пять лет эксперимент дал положительные результаты: поведение болельщиков стало меняться в лучшую сторону. Удачный опыт было решено распространять и далее. Но еще предстояло пройти испытание рубежом 1980-х и 1990-х.

Объединение Восточной и Западной Германии сопровождалось новым витком насилия на стадионах. Особенно сложной ситуация была на территории бывшей ГДР, где фанатами раньше занимались исключительно спецслужбы.

В начале 1990-х власти совместно с Немецким футбольным союзом разработали национальную концепцию «Спорт и безопасность». Документ включал пункт о создании по всей стране фан-проектов, которые наделялись функциями посредника между фанатскими движениями, обществом и властями.

К тому моменту в Германии действовали 12 проектов, сегодня их уже 68.

Как это работает

Расходы на деятельность фан-проектов поровну финансирует Немецкий футбольный союз и власти — городские и земельные.

Обязательные условия — работниками организации должны быть социальные педагоги по образованию, сам фан-проект обладает нейтральным статусом в отношениях с полицией.

Инициатором создания фан-проекта может быть любая заинтересованная сторона — как сами фанаты, так и власти, в том числе полиция города. 

У каждой организации есть свое помещение, в котором болельщики встречаются для обсуждения текущих проблем, отдыхают, готовятся к выездным и домашним матчам и т.д.

Социально-педагогическое образование сотрудников фан-проектов неслучайно является обязательным условием. Ведь проекты ориентированы не исключительно на решение околофутбольных проблем молодых немцев. Многие приходят сюда с другими жизненными трудностями — от проблем с родными до вопросов с учебой и работой.

Работники фан-проектов присутствуют на фанатских секторах во время игр, наблюдают за фанатами, сопровождают их на выездных матчах.

— Наш девиз: мы не должны знать каждого нашего фаната, но нас должны знать все, — рассказал руководитель берлинского фан-проекта Ральф Буш.

Он негативно относится к традиции фанатов выяснять отношения в массовых драках, даже если это происходит в удаленных от посторонних глаз местах:

— Мы не должны жить по законам джунглей. Сначала они дерутся в лесу, но потом неизбежно подобные практики начинают переноситься на остальную жизнь этих людей. И тогда могут пострадать семьи или случайные люди на улице.

«Полиция не может прийти к нам, чтобы просто поговорить с фанатами»

В расположении магдебургского фан-проекта

Фан-проект в Магдебурге работает с 2008-го. Его руководитель Стефан Роггентин рассказал о принципах нейтральности подобных площадок. По его словам, сотрудничество с полицией заключается в том, что работники фан-проекта по необходимости рассказывают полицейским из «футбольных» отделов о работе организации, о том, чем у них занимаются фанаты.

Работники фан-проекта могут помочь полиции установить контакт с представителями фанатских движений, но только лишь с их согласия и только на нейтральной территории.

— Полиция не может просто прийти к нам и поговорить. Поскольку это будет скандал, который может подорвать доверие к нам со стороны болельщиков, — пояснил Стефан Роггентин.

Таким образом, фан-проекты являются посредниками между фанатами и полицией, службой безопасности стадионов, а также журналистами, которых болельщики недолюбливают из-за тенденциозных публикаций.   

Фан-посольства и профсоюз

Мартин Эндеман двадцать лет работает с активными футбольными фанатами, с 2008-го года — на европейском уровне, когда начал сотрудничать с Сетью Футбольных болельщиков Европы (FSE)

FSE включает в себя отдельных футбольных болельщиков, неформальные фан-инициативы, фан-клубы, ультрас-группы, национальные и транснациональные организации болельщиков в 48 европейских странах.

Беларусь на карте стран-участниц FSE пока является белым пятном

По словам Мартина, FSE решает три ключевые задачи: лоббирует контакты с ключевыми профильными структурами (футбольные ассоциации и клубы, власти, железная дорога), доносит до них актуальные интересы фанатов; организует кампании, в том числе выездные игры; сотрудничает с другими профильными организациями. 

Для поддержки фанатов на выездах в другие страны создаются так называемые фан-посольства, которые могут оказывать болельщикам помощь, в том числе и юридическую. На чемпионате мира в России в фан-посольстве будут работать 12 немцев.

Один из ключевых принципов FSE — отстаивание прав человека.

Кроме того, Сеть добивается доступности билетов для болельщиков, их права на стоячие места на стадионах, а также выступает против коллективных штрафов.

За доступность билетов выступает также фанатская организация ProFans, своеобразный профсоюз болельщиков. ProFans борется с коммерциализацией футбола, которая, по мнению пресс-атташе организации Зига Цельта, убивает настоящую атмосферу игры.

Сама организация существует на добровольные пожертвования и отчисления входящих в нее фанатских объединений. Зиг Цельт убежден, что большинство футбольных болельщиков адекватно ведут себя на стадионах и вне спортивных площадок, поэтому полиция не должна грести всех под одну гребенку, наказывая болельщиков и клубы коллективными штрафами.

Представитель объединения «Общественные игры» Януш Бертхольд рассказал, как футбол помогает немцам налаживать контакт с беженцами. По его словам, совместные игры способствуют не только разрядке обстановки, но и облегчают процесс интеграции беженцев в общество: «Футбол объединяет».

Объединение проводит для всех желающих воркшопы, публичные чтения, с помощью футбола знакомит людей с местной историей.

Как с болельщиками работают в клубах

При немецких клубах высшей лиги действуют отделы поддержки болельщиков. Они являются связующим звеном между фанатами и клубами.

В пресс-центре берлинского ФК «Герта»

Представитель такого отдела в берлинской «Герте» Стефано Баццано рассказал о своей работе. Он является участником берлинского фан-проекта, в «Герте» отвечает за социальную работу с фанатами.

В обязанности отдела входит помощь в организации выездов фанатов в другие города и страны: работа с аналогичным отделом принимающей стороны, железной дорогой, полицией.

По словам Стефано, алгоритм действий настолько отточен, что работа давно стала рутиной. Но картина выглядит совсем иначе, когда речь заходит о заграничных выездах: если в самой Германии механизм работы с болельщиками давно налажен, то в других странах, в том числи и постсоветских, немцев могут ожидать неприятные сюрпризы.

— На словах такие отделы существуют и в клубах других стран, но на деле часто это оказывается просто фикцией. И тогда мы просто не можем наладить необходимый контакт с принимающей стороной, — рассказали в «Герте».

Из-за этого у клуба несколько лет назад были проблемы в украинском Львове.

С чего нужно начинать

По мнению Франка Вильмана, фундаментальное отличие между фанатскими культурами Германии и, к примеру, Беларуси, в том, что немцы, начиная с 1950-х, живут в свободном обществе, где уважаются права человека. В Беларуси же, где силовики расценивают футбольных фанатов в качестве угрозы не только общественному, но и политическому порядку, ситуация пока скорее напоминает времена ГДР.

Кроме того, есть еще несколько важных причин, по которым в Беларуси опыт Германии пока не применим. Во-первых, экономический фактор — немцы вкладывают в футбол огромные деньги, из которых немалая часть идет на поддержку фанатской культуры. Второй фактор — временной. Немцам потребовались десятилетия для достижения сегодняшнего уровня.

Тем не менее, начинать действовать можно уже сейчас, убежден Ральф Буш из Берлина. При этом сразу настраиваться на тяжелую многолетнюю работу. Начинать нужно с малых дел, опираясь на существующие инициативы и площадки. И рассчитывая на собственные ресурсы, ведь финансирование от властей и спонсоров может прийти очень нескоро.

Внешне картинка на борисовском стадионе мало чем отличается от многих из немецких стадионов. И все же — как же нам еще далеко до Германии

Почему это нужно Беларуси? В свое время многим в Германии стало предельно ясно: насилием насилие на стадионах не победишь. Проблему агрессии футбольных фанатов можно загнать в подполье, но рано или поздно она даст о себе знать.

Рост насилия в 1990-х в Германии был напрямую связан с объединением востока и запада страны, вызвавшим расслоение общества по уровню благосостояния. Именно поэтому наибольшее количество агрессивных фанатов до сих пор фиксируется на востоке страны.

И, пожалуй, самое главное: готовность общества взять на себя решение подобных проблем говорит о его взрослении.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)