Игорь Петрулевич, Goals.by
«Модели спрашивают, как накачать пресс»

Александра Сокол еще недавно ловила мячи в воротах, а уже сейчас гуляет по подиуму в качестве модели. Бывшая футболистка сборной Беларуси рассказала, как в школе гоняла мяч на физкультуре с мальчишками, почему долго не могла поверить в то, что станет голкипером, и как менялась майками с соперницами.

— Ты действительно занималась футболом? Что-то слабо верится.

— Практически всех удивляет тот факт, что девушки могут вообще заниматься футболом. Все нормально. Но это на самом деле так, я выходила на поле и сражалась.

— В футболе все такие же красавицы, как и ты?

— Судить о красоте вообще сложно, так как у каждого на этот счет есть свое субъективное мнение. Для кого-то я красивая, а кому-то и вовсе не по вкусу.

— Как тебя угораздило прийти в футбол?

— С раннего детства, еще в школьные годы, мои родители проверяли, собрала ли я полностью портфель, чтобы ничего не забыла. Получалось, что спортивная форма у меня была всегда с собой, если был урок физкультуры. Знаете, ведь, как правило, у девушек тысяча причин объяснить, почему они забыли форму. Поэтому я была единственной из учениц в классе, кто постоянно ходил в кедах.

Мальчишки часто играли в футбол и брали меня с собой, чтобы не скучала. В один прекрасный день пришла тренер Храпавицкая Светлана Васильевна и пригласила в СДЮШ «Мотор» в женскую команду. С того времени и началась моя футбольная карьера.

— Футбол с мальчишками? Наверное, это был неравный бой…

— Мальчик, играющий в футбол на физкультуре, еще далеко не является футболистом, поэтому судить о его уровне не стоит. Мне было несложно.

— Потом ты стала в ворота.

— Скажу сразу, что начинала я на самой дальней позиции от ворот, в нападении. И вообще обходила их стороной, не могла даже представить, что в какой-то момент окажусь не то что рядом, а на самой позиции голкипера.

Но так и случилось. Пришел в клуб новый тренер Шевчук Дмитрий Александрович и решил, что мой рост — именно то, что нужно для данного амплуа. И буквально через пару дней меня вызвали на сборы уже не как полевого игрока, а вратарем.

Трудно передать мое шоковое состояние в тот момент, я до последнего не верила и смеялась с девчонками, что я — и на воротах. Но когда мне вручили перчатки, было уже не до смеха.

Карьера вратаря длилась около двух лет. Затем подошла к тренеру и сказала, что не мое это. Сколько бы я ни тренировалась и ни переубеждала себя. С каждым днем вообще уходило желание играть в футбол.

Тренер пошел на уступки и нашел мне место на поле. Это была позиция правого защитника. Уяснила для себя, что это то самое место, где и надо было начинать играть.

Но, поиграв на этой позиции еще два года, я покинула большой спорт. Оставила сборную Беларуси и свой клуб «Зорка-БДУ». Уступила дорогу молодому подрастающему поколению :).

— А если серьезно?

— Травма колена, точнее, мениска. Надо было делать операцию, а у меня вся жизнь впереди, и я решила не ложиться под нож.

— Однажды фотографу Goals.by мячом чуть нос не сломали. Бывало ли у тебя подобное?

— Ну, нос мне не ломали, но хватало травм и похуже. Футболист — это вообще травмоопасная профессия.

— Вот сама говоришь, что футбол — опасная вещь. Не боялась идти в спорт?

— В детстве меня вообще мало что пугало, с ранних лет я убегала из детского садика, лазила на крышу, и чувство страха у меня не возникало. Я была бессмертна!

— Все-таки вратарь — это жестко. Чех после того, как побывал в коме, играет в шлеме. Перхун и вовсе умер прямо на поле…

— Любая позиция небезопасна. Игроки ломают ноги, и, поверьте, вопрос страха стоял у меня на последнем месте. А на первом — чем я помогу команде, будучи на данной позиции, ведь вратарь в женском футболе — это большой процент общего успеха. Поскольку ответственность очень большая.

— Как твои бойфренды реагировали на то, что ты занималась футболом?

— Мне кажется, любая профессия должна быть в радость и удовольствие, а футбол именно такие чувства и эмоции мне приносил, поэтому меня полностью поддерживали все мои родные и близкие.

— Что насчет косметики во время матча?

— Как правило, я красилась перед выходом из дома, а не специально для матча. И то, это был легкий дневной макияж.

— Каково вообще девушке выходить на поле — а у всех одинаковая форма, и никак не выделишься?

— Отвечу банально, но в данном случае каждый выделяется своей игрой, каждый индивидуален.

— Как вообще в Беларуси реагируют на занятие женским футболом?

— В нашей стране женский футбол развит слабо, из десяти прохожих восемь вообще не знают, что в Беларуси есть подобное. Но с каждым годом этот вид спорта делает шаг вперед, поэтому верю в светлое будущее.

— Болельщики иногда с трибун кричат разные гадости. Встречалось ли такое в женском футболе?

— А почему и нет?! Ведь у нас все болельщики играют намного лучше футболистов.

— Не секрет, что многие футболистки сами по себе «пацанки». Оттого и тема лесбийства весьма актуальна. Не приходилось ли тебе сталкиваться с чем-то подобным?

— Отвечу конкретно за себя — меня эта тема не коснулась, а в личную жизнь других не лезу.

— Менялась когда-нибудь майкой с соперницей?

— Да, причем частенько, но, скажу честно, это был своеобразный обмен. То есть не 50 на 50, а они нам свои майки сборной, а все, что мы могли им предложить, так это только что-то свое личное.

— Не совсем понял.

— Менялись после матча в гостинице. Соперницы нам игровые майки, а мы любую другую, но не игровую. Все, что находили из личного гардероба.

— Участвовала ли в драках на футбольном поле?

— Ой! Ну как же без меня в драке. :)

На самом деле, в женском футболе до драк дело доходит крайне редко. Поэтому лучше игрой на поле доказать, кто сильнее, нежели на кулаках.

— Как дался переход из футбола в модели? Это ведь кардинальная смена рода деятельности.

— Я разносторонний человек, для меня это было весьма заманчиво и интересно.

— После того как стала работать моделью, твое увлечение футболом на фигуре не отразилось? К примеру, синяки на ногах.

— Наоборот, многие модели спрашивают меня, как накачать пресс. А синяки, как правило, быстро заживают.

— Получается, на фоне остальных моделей ты выделяешься своей тонкой спортивной фигурой с хорошим прессом?

— Абсолютно верно.

— Но фигура у футболисток все-таки скорее мужская…

— Фигура — дело тонкое. Учитывая, что при знакомстве со мной люди и подумать не могли, что я футболистка, то о какой мужской фигуре может идти речь?

— Существует ли у футболисток диета? Сталкивалась ли ты с таким понятием?

— Питание не только в спорте на первом месте, но и в жизни! Правильное питание — залог здоровья человека, а в спорте так вообще важнейшее дело.

— И у кого режим строже — у моделей или футболисток?

— Каждая профессия тяжела по-своему!

— Как-то твое изображение было на билбордах с призывом «Приходи играть». После того твоя популярность выросла?

— Да-да, помню-помню тот момент. И почему изображение было? Сейчас тоже можно увидеть в городе те же билборды.

Популярность? Я за ней не следила. Но, например, друзей «Вконтакте» гораздо больше стало добавляться. Мне такая мелочь тоже весьма приятна. А сейчас, проезжая мимо своего изображения, я по-прежнему улыбаюсь.

— Ты разбираешься в футболе и обладаешь неплохой внешностью. Как насчет того, чтобы стать ведущей спортивной передачи или хотя бы помощником Николая Ходасевича?

— Спортсмен, ведущий и помощник — три разные профессии. А три в одном не всегда качественный продукт. Но я открыта для новых возможностей и при поступлении конкретных предложений буду их рассматривать.

— Век модели, как и футболистки, короток. Задумывалась о будущем?

— Прошлого не вернуть, будущее неизвестно. Поживем и увидим, что и как будет. Одно могу сказать, мои планы на будущее не связаны с модельным бизнесом и футбольной деятельностью.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)