Мнение: Не зря новость о прекращении дела Бондаренко появилась на следующий день после новости о «помиловании»

Кому белорусские власти посылают сигнал?

— Удивительная все-таки история с «помилованием», — пишет телеграм-канал Письма к дочери.  — Потому что тринадцать человек – слишком мало, чтобы произвести впечатление на Запад. А для проявления гуманизма и милосердия в доступной белорусским властям версии, наоборот – слишком много. И, получается, что для властей никакого практического смысла в этом помиловании вроде бы и не было.

Я не хочу сказать, что действия белорусских властей всегда наполнены глубоким смыслом. Но обычно, если они делают что-то альтернативно осмысленное, то с противоположным знаком. Ну там, посадить кого-нибудь на 20 суток за публичное выражение своего мнения посредством хранения в машине салфетки нелегитимных цветов. Или принуждать к массовому всенародному единению во время очередной волны Covid, когда больницы и безо всякого единения уже переполнены. А вот проявлять гуманизм, от которого нет никакой практической пользы, белорусским властям как-то не доводилось.

А до этого, ведь еще было освобождение Пресс-клуба и прекращение дела PandaDoc. От которых в практическом смысле власти тоже не получили никакой пользы. И знаешь, на что мне это все похоже? Вот как человек, бывает, пришел в бассейн и, не решаясь нырнуть, пробует воду. Сначала одним пальцем, потом другим. То есть, проводит тестирование температурного состояния водной среды.

Только этот тест власти проводят, конечно, не для нас с тобой. Наши с тобой чувства давно известны и проверять их нет никакой необходимости. И тринадцать помилованных повлиять на них точно не в состоянии.

И, вряд ли это тест не для Запада. Я сомневаюсь, что Запад вообще заметит тринадцать освобожденных, на фоне тысяч уголовных дел, которыми так любят хвастаться власти. Тринадцать человек трудно рассмотреть даже на фоне 670+ официально признанных политических заключенных. По крайней мере, я вчера что-то не заметил, чтобы новость про «помилование» порвала западное информационное пространство. Если бы властям захотелось протестировать Запад на предмет перспектив ограничения санкционных мер, им бы следовало предложить более внушительную начальную ставку.

Так что, мне кажется, что тестируют на самом деле не нас с тобой и не Запад. Тестируют, на самом деле свидетелей стабильности. Особенно тех, которые самые красивые. Потому что души у красауцау нежные, а чувства тонкие. И неосторожным актом государственного милосердия этим чувствам можно нанести незаживающую рану, а в душах посеять опасные сомнения.

Ведь, там, где есть досрочно освобожденные, могут вдруг обнаружиться и невинно осужденные. А от освобождения невинно осужденных – полшага до поиска виновных в нарушении норм какой-нибудь законности. И, согласись, что в текущем положении белорусской власти задевать чувства красауцау – дело небезопасное.

Вот власти и пробуют воду, перед тем как нырнуть. А попутно еще изо всех сил сигналят, что никакие свидетельства стабильности не подпадают под действие текущего уголовного кодекса. (Не зря же новость о прекращении дела Бондаренко появилась на следующий день после новости о «помиловании»).

Но если уж случилось прийти в бассейн, то нырять все равно придется. Потому что Запад в этот раз обозлился всерьез и готов жертвовать удобствами и материальной выгодой, чтобы уязвить белорусские власти побольнее. И сколько ты ни жалуйся коллегам по коллективной безопасности на гибридную агрессию, а от санкций все равно не убудет. И одно их провозглашение уже довело белорусскую экономику до состояния нулевого роста в июле и чуть меньше, чем нулевого в августе.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.8 (оценок:48)