Александр Старикевич

Маленькая шахматная доска: почему сильные мира сего спотыкаются в Беларуси

За 27 лет Александр Лукашенко потрепал немало нервов и Западу, и России. Доходило до того, что действующий (на тот момент) президент РФ устраивал коллеге разнос по полной программе в своем видеоблоге, а ЕС и США декларировали категорическое неприятие «последней диктатуры Европы». «Салідарнасць» в рамках нового спецпроекта «Филин» объясняет, каким образом правителю Беларуси удается оставаться у власти, несмотря на то, что он периодически доводит до белого каления главных геополитических игроков.

Збигнев Бжезинский ввел в обиход ставший культовым термин – «Великая шахматная доска». В сущности, она является совокупностью «маленьких шахматных досок», одна из которых – Беларусь.

Основные геополитические субъекты ведут сеанс одновременной игры. Их внимание распылено между десятками «досок». В такой ситуации неизбежно ранжируются приоритеты. Какие-то «партии» становятся наиболее принципиальными: там играют по-крупному. На других же «досках» просто стараются поддерживать равновесие, не ставя задачи взять верх как можно быстрее.

Фора, которую изначально имеет руководитель Беларуси, заключается в двух элементах:

- можно сконцентрироваться на одной своей «доске»;

- не нужно играть на победу, что всегда сложнее и рискованнее – достаточно не потерпеть поражение (сохранять статус-кво).

И Лукашенко много лет справлялся с этой задачей.

Кризис, вызванный незапланированной посадкой рейса Афины-Вильнюс в Минске с последующим арестом редактора оппозиционных телеграм-каналов, совсем уж до неприличия обнажил и ранее очевидное обстоятельство: у Запада отсутствует системный подход к Беларуси. В результате Евросоюз и США реагируют на происходящее в нашей стране ситуативно и, как правило, в тех случаях, когда случается что-то совсем уж из ряда вон.

Лукашенко же, напротив, добивается своих целей при помощи достаточно банальных средств, однако используемых методично. На протяжении ряда лет одним из таковых, например, являлась «многовекторность». Играя на противоречиях между Западом и Россией, правитель Беларуси вплоть до августа 2020-го сохранял баланс, который делал его приемлемым для обеих сторон.

Бытует мнение, что Лукашенко чертовски везёт. Когда происходило что-то, заставлявшее Запад хоть ненадолго и отчасти сосредоточиться на Беларуси, то вскоре где-то еще заваривалась какая-нибудь каша, отвлекавшая взоры сильных мира сего от нашей страны.

На самом деле этот «феномен» имеет вполне обыденное рациональное объяснение. Мир достаточно велик, и в нем регулярно приключаются разные безобразия, причем каждое новое заставляет (под)забыть о предыдущем.

Смена повестки как изменение погоды – явление постоянное и неизбежное. На это руководство Беларуси рассчитывает и в истории с самолетом Ryanair. Тянуть кота за хвост официальный Минск научился хорошо. Вполне легитимное по форме предложение «провести расследование» и «всесторонне изучить обстоятельства» на практике имеет целью мурыжить проблему до тех пор, пока она не потеряет повышенную актуальность для Запада.

Этот фокус ранее удавался неоднократно именно в силу того, что Евросоюз и США на белорусской «доске» за 30 лет так и не выработали эффективную стратегию поведения, полагаясь скорее на русский «авось», нежели на последовательность. На то есть вполне объективные причины. На фоне множества внутренних и внешних вызовов режим Лукашенко выглядел для Запада мелкой неприятностью.

Кремль тоже все время искал мировой славы на разных «досках»: от украинской до сирийской. Течение белорусской «партии» российское руководство время от времени нервировало, но не более того – в целом Лукашенко являлся для Москвы подходящим спарринг-партнером, который обеспечивает её критически важные интересы в Беларуси. Удовольствие играть с ним стоило недешёво, но геополитические амбиции вообще развлечение дорогое.

В результате Лукашенко выстроил такую конфигурацию, при которой внешним игрокам проще смириться с его существованием, чем пытаться заменить. По крайней мере, так было до последнего времени. Будет ли дальше, во многом зависит от того, возникло ли после всего случившегося у Запада желание вкладываться в белорусскую «партию» всерьёз и надолго? Пока ответ на этот вопрос не очевиден, несмотря на все санкционные ходы.

Так или иначе, абсолютизировать значение фактора заграницы не стоит. Ключ к будущему Беларуси находится внутри Беларуси. Однако, если ЕС и США не уравновесят негативное влияние Кремля (его прямая поддержка Лукашенко, в частности, существенно сказалась на развитии событий в августе 2020-го), то «эндшпиль патриарха» может затянуться надолго.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.5 (оценок:84)