Макаревич: Что роднит эпохи Путина и Брежнева

Известный музыкант – о знакомстве с Владимиром Зеленским и гастролях по Украине.

Фото «Новая газета»

— Недавно наткнулся на высказывание президента Украины Владимира Зеленского о том, что он дружит с вами.

— Может быть, это громко сказано, но у нас действительно хорошие отношения, мы общались до того, как он стал президентом, – рассказал Андрей Макаревич Новой газете. – Он совершенно замечательный, симпатичный парень, и я ему искренне желаю удачи. Его выдвижение было гениальным ходом, и этот шанс на изменение жизни в стране надо использовать на 100%. Я понимаю, как ему непросто, и надо быть железным.

Фильм «Слуга народа» у них был чудесный и очень смешной. Я его рекомендую посмотреть всем, он очень точный по отношению к украинцам, которые во многом похожи на нас. И мы «совок», и они «совок»…

Я эти 10 серий посмотрел за одну ночь и ржал, как лошадь.

— ТВ несколько лет назад оказалось одним из инструментов вашей травли, и кажется, что песня «Крысы» была реакцией на это.

— Совсем нет. Я не трачу время и силы, чтобы анализировать тот эпизод, кем он был вызван и зачем. Думать об этом не хочу совсем.

— А если снова вспомнить атаку на вас в советские времена, статью «Рагу из Синей птицы»?

— Тогда, я точно знаю, была совершенно неслучайная, организованная статья. Заслуженные советские композиторы написали кляузу в ЦК. Причины были сугубо экономические, они поняли, что у них уезжает тарелка супа. Оказалось, что авторские отчисления идут не им, а каким-то волосатым, которые даже в консерваториях не учились. Это был плевок в лицо. Они пошли к знакомому товарищу в ЦК и решили шарахнуть по кому-то самому заметному, чтобы остальным было неповадно. Мы и Юра Антонов их тогда превосходили по авторским и его ненавидели так же, но к Антонову было трудно подвести идеологию. В итоге мы несколько месяцев не выступали.

Но вся эта затея разбилась о невероятную солидарность наших фанов, заваливших «Комсомольскую правду» письмами. Чубайс потом подарил мне копию письма на пяти страницах, которое он, будучи младшим научным сотрудником, написал Астафьеву. Он разбирает там наши тексты и доказывает с комсомольским задором, что это не вражеские тексты.

Меня это тронуло необыкновенно. А писем таких были сотни тысяч. Сегодня на это бы наплевали, да мне и трудно представить, чтобы народ сейчас так массово за кого-то вступился.

— Если увеличить масштаб — могли бы вы сравнить две эпохи: время Брежнева и Путина, который у власти уже больше Брежнева?

— Есть общее: тотальное вранье, внутренняя пропаганда, замешанная на вранье. Очень сильно различие той еды, что делается для внутреннего потребления и для наружного. Но пока существует интернет, это все равно не будет похоже. Мы же сидели в четырех стенах глухие и слепые, нам приходилось довольствоваться той информацией, которая к нам попадала. Сегодня ты пока еще можешь, во всяком случае, сравнить какие-то источники.

— Если догадаешься их сравнить.

— У кого есть потребность, тот может это сделать. Многие, конечно, этого не делают. Я прихожу в одну контору, и там образованная, интеллигентная женщина, с которой я по делам общаюсь много лет, спрашивает: «Ну куда, Андрей Вадимович, сейчас?» Я говорю: «Вот на гастроли в Украину». — «Куда?!» Я говорю: «В Украину». — «Там же стреляют!» Тут я уже говорю: «Кто стреляет? Где? В Киеве или в Одессе стреляют? Вы это с чего решили?» — «По телевизору говорят».

— Как думаете, эта наша эпоха долго еще будет продолжаться?

— Не знаю, я не Павел Глоба. Все кончается — и все хорошее, и все плохое. В этом великая сила жизни. Но пластинку пора бы перевернуть. Только дожить бы…

Макаревич: «Очень хочется избежать пошлости»

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.6 (оценок:114)