Виктория Захарова

Мацукевич: «Продвижение белорусского вопроса на санкционных рельсах все дальше увозит Беларусь в Россию»

«Филин» продолжает выяснять, чего ждать официальному Минску от выборов в бундестаг.

Изменится ли политика Германии в отношении Беларуси с приходом на смену Ангеле Меркель нового федерального канцлера и если да, то каким образом?

Как мы писали накануне, политолог Андрей Казакевич убежден, что среди немецкого истеблишмента есть общая позиция по белорусскому вопросу, а потому внезапной смены гнева на милость, вероятнее всего, не случится, и пятый пакет санкций неизбежен.

Сегодня старший аналитик Центра новых идей, бывший временный поверенный в делах Беларуси в Швейцарии Павел Мацукевич поддерживает мысль о том, что после выборов в бундестаг резкого «скачка политического курса» в отношении Беларуси ожидать вряд ли стоит.

Фото dw.com

– Не ожидаю серьезных перемен в этом плане, – делится собеседник «Филина». – Белорусско-германские отношения находятся в своей низшей точке. И это, к сожалению, не предел. Принятые секторальные санкции еще не до конца раскрыли свой губительный для белорусской экономики и торговли с Германией потенциал.

Уже просачивается информация о пятом санкционном пакете, в котором тоже не витамины для оздоровления белорусско-германского сотрудничества. Поэтому еще есть куда падать и самое интересное, что для этого можно даже ничего не делать – просто не препятствовать инерции.

А вот для того, чтобы улучшить отношения, наоборот – нужно серьезно постараться, сменить курс и наступить на горло санкционной песне. Для такого финта, однако же, белорусский вопрос должен значить для Германии и германских политиков новой волны гораздо больше, чем сейчас.  

На Востоке для Германии такое большое значение имеет Россия. Германо-российские отношения исторически знают два состояния – сотрудничества и войны, конфронтации, говоря языком нашего века. Перспективы для четкого изменения сотрудничества в сторону конфронтации можно связать с приходом «зеленых».

Хотя и здесь не все так очевидно – предвыборные обещания обычно расходятся с реальной политикой даже у «зеленых». В любом случае, всякое новое состояние российско-германских отношений гарантированно скажется и на белорусском вопросе: либо в положительную, либо в отрицательную сторону.

«Есть общественная иллюзия, что заграница нам поможет»

Сложно ожидать от нового федерального канцлера такого сравнительно большого погружения в белорусские дела, как у Меркель. Она родом из ГДР, ей понятен наш совок. Ангела Меркель даже провела ночь во Дворце независимости в феврале 2015 года за историческими переговорами в нормандском формате.

Именно Ангела Меркель в августе 2020 года пыталась дозвониться, а скорее «достучаться» до Лукашенко, пока еще не было поздно, но тот даже не снял трубку. Ангела Меркель дала личную аудиенцию Светлане Тихановской. Тогда это воодушевило белорусское демократическое движение не меньше, чем позднее «смолток» с Джо Байденом. Во всем этом было, конечно, больше символизма, чем реальной готовности действовать. 

С моей точки зрения, ни Германия, ни другие страны – от России до США, нам ничего не должны, тем более «действовать». Однако есть некая общественная иллюзия, что заграница нам поможет, экономика рухнет и в Беларуси сменится власть. Уверен, что это не рабочая схема, а такая помощь – медвежья услуга. 

Тут вопрос в ином: что делает Германия по белорусскому вопросу, а что могла бы сделать. Германия, как и Австрия, ЕС в целом – действуют санкциями и на встречах с российскими коллегами регулярно поднимают белорусский вопрос. На санкционных рельсах такое продвижение белорусского вопроса все дальше увозит Беларусь в Россию.

Удручает и сама специфика постановки: белорусский вопрос ставится не в том ключе, в котором он беспокоит белорусов. В ходе своего последнего визита в Россию Ангела Меркель обсуждала белорусскую проблематику в контексте миграционного кризиса. На инцидент с вынужденной посадкой в Минске Ryanair ЕС отреагировал тоже без внимания к последствиям для белорусов.

Обсуждать белорусский вопрос с Россией можно и не лишено практического смысла. Если связать его с конкретными интересами Кремля. В этом смысле пример упущенных возможностей дают США, которые отказались препятствовать завершению строительства газопровода «Северный поток-2», в котором кровно заинтересована Россия. Будь американцы действительно мотивированы и заинтересованы в разрешении белорусского кризиса, могли бы увязать эту уступку Москве со встречными шагами России по Беларуси.

Подчеркну – могли бы, но не обязаны. Это более тонкая и совсем не популярная дипломатическая работа. ЕС и США куда проще запустить санкционный пресс и заниматься не периферийными вопросами, а напрямую затрагивающими национальными интересы. 

«Поздравительные телеграммы бессильны»

Изменится ли, в свою очередь, риторика белорусских властей в отношении Германии?

– Я не очень уверен, что белорусское руководство сейчас уже автономно в принятии решений касаемо диалога с западными странами. Мне даже показалось, что Лукашенко сам немало удивился (в духе: а что, можно было?), когда Путин на совместной пресс-конференции в Москве по интеграционным программам сказал, что предлагает западным партнерам решать миграционный кризис напрямую с официальным Минском.

И потом Лукашенко с большим удовольствием, смакуя, пересказывал эту историю на военном полигоне «Запада-2021», словно на той пресс-конференции с Путиным он был один, кто это слышал.

Пока, отмечает аналитик, Кремлем выдана лицензия официальному Минску на то, чтобы портить отношения с Западом, и он с задачей справляется на «отлично».

– В протокольной практике считается хорошим тоном поздравлять лидеров зарубежных стран с победой на выборах. В иной ситуации приход новых властей – это шанс перезагрузить отношения. У нас пока совершенно иная ситуация. Пока одни наращивают санкционное давление, а другие переводят в евро свою злобу и злость, называя это ущербом от «той войны», поздравительные телеграммы бессильны.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 2.9 (оценок:35)