Лукашенко тянет до нового президента

Беларусь не хочет подписывать договор по «Белтрансгазу». Александр Лукашенко традиционно тянет время в надежде добиться дополнительных преференций. Это вполне реально, если договор не будет подписан до российских выборов.

Беларусь в очередной раз решила затормозить создание совместного предприятия с Россией. Правительство Беларуси сообщает, что подписание договора о продаже 50% акций «Белтрансгаза», которое должно было состояться 18 мая, перенесено на неопределенный срок. Белорусскую сторону не устраивают некоторые условия уже согласованного ранее договора. «Подписание пакета документов по созданию совместной белорусско-российской газотранспортной организации на базе ОАО «Белтрансгаз» переносится на более поздний период в связи с необходимостью дополнительного согласования одного из подпунктов договора купли-продажи ОАО «Газпром» акций ОАО «Белтрансгаз»», — сообщают в белорусском правительство.

Глава «Газпрома» Алексей Миллер в Минск не вылетел, для ведения переговоров по спорным вопросам в белорусскую столицу направлена делегация российского газового концерна во главе с зампредправления Валерием Голубевым. Как заявил официальный представитель «Газпрома» Сергей Куприянов, «Газпром» рассчитывает подписать договор купли-продажи половины «Белтрансгаза» до начала июня.

«У нас с белорусскими коллегами добрая традиция — тридцать первого числа мы согласовываем последние детали», — отметил Куприянов. — Мы рассчитываем, что до 1 июня все необходимые документы будут подписаны».

Между тем агентство «Прайм-ТАСС» со ссылкой на источник, близкий к белорусскому правительству, сообщает, что все спорные вопросы будут решаться по белорусскому законодательству. Таким образом, Беларусь получает преимущество.

Протокол о покупке «Газпромом» 50% ОАО «Белтрансгаз» был подписан сторонами еще 31 декабря минувшего года. Согласно этому документу, российский холдинг приобретает акции «Белтрансгаза» за 2,5 млрд. долларов, выплачивая равные части (по 625 млн. долларов) на протяжении четырех лет.

История соглашения по «Белтрансгазу» тянется уже не один год, и до последнего времени стороны не могли прийти к соглашению. Изначально трения возникали в основном из-за цены актива. Россия не хотела переплачивать, а Белоруссия, соответственно, боялась продешевить.

В ходе обсуждения продажи половины «Белтрансгаза» российской стороне, президент Александр Лукашенко заявлял, что стоимость компании может составить от 10 млрд. до 12 млрд. долларов.

«Я привел Владимиру Путину конкретный пример, когда немцы покупали чешскую систему, которая в 2,5—3 раза меньше, чем белорусская. Они заплатили за нее 5,5 млрд. долларов, — сказал белорусский президент. — Если оценивать сегодня «Белтрансгаз», это будет значительно дороже —10 млрд. долларов, а то и 12. Некоторые специалисты оценивают даже в 17 млрд. долларов». Однако независимая оценка, которую провел банк ABN Amro, определила стоимость «Белтрансгаза» в 3,5 миллиарда долларов. Тем не менее Лукашенко заявил, что Беларусь на банк ориентироваться не будет и оценка ABN Amro — лишь отправная точка для переговоров о реальной стоимости актива.

В итоге было достигнуто соглашение о приобретении 50% компании за 2,5 млрд. долларов, однако, как видно из последних сообщений, Беларусь условиями договора опять не довольна.

По мнению экспертов-политологов, Лукашенко вновь занялся любимым делом — тянуть время. «В истории российско-белорусских отношений есть немало прецедентов, когда вроде бы уже согласованные проекты вязли в якобы «небольших технических неувязках», — рассказывает заместитель гендиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин. — Самый яркий пример — переход на единую валюту. Все было согласовано, но, по словам белорусской стороны, оставалось решить маленький технический вопрос о количестве эмиссионных центров. Этот «маленький технический вопрос», который, по сути, был принципиальным, висел в воздухе до того момента, когда сама Россия отказалась от идеи общей валюты».

Также показательным примером является и сам проект объединения Беларуси и России.

«Принципиальное согласие было достигнуто, однако весь проект увяз в деталях, с которыми Беларусь была не согласна, и в итоге также не был реализован, — напоминает Макаркин. — Я полагаю, что в случае с «Белтрансгазом», Лукашенко как минимум будет тянуть до последнего, а как максимум — сорвет договор».

Нельзя также забывать и о российских выборах следующего года. Не исключено, что Лукашенко затягивает время именно в расчете на их результат. Если договор по «Белтрансгазу» не будет окончательно подписан до выборов, в дальнейшем Беларусь может рассчитывать на смягчение российской позиции при новом президенте России. Однако здесь Лукашенко может и просчитаться.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)