Латынина: «Чем больше капитанов, тем меньше шансов на выживание»

Международный обозреватель — о гибели четырнадцати российских моряков в результате пожара на глубоководном аппарате АС-12.

— Новейшее чудо, наш ответ пиндосам — не имеющий аналогов сверхсекретный «Лошарик», предназначенный для того, чтобы тихо пробраться по вражескому дну и перерезать кабель и оставить пиндосов без интернета или оставить там ядерную бомбу, — рассуждает на Эхе Москвы Юлия Латынина. — Кстати говоря, он не имеет аналогов потому, что вышеозначенные пиндосы делают это с помощью искусственного интеллекта и манипуляторов.

Утонул «Лошарик» аж с 7 капитанами 1-го ранга на борту. Всего утонуло 14 человек. Остальные были — кто не гражданские — капитаны 2-го и 3-го ранга. Конечно, это черный юмор, но чем больше количество капитанов, тем меньше шансов на выживание.

Уже говорилось без меня, почему, собственно, был создан этот «Лошарик». Это такая большая диверсионная история, чтобы навредить пиндосам: чтобы перерезать кабели, чтобы оставлять какие-то гадости на морском дне.

Почему там так много было капитанов, тоже уже без меня высказали. Единственный вариант, который можно предположить, что это был какой-то зачет. То есть, если это было 14 человек, и из них большая часть были капитаны 1-го, 2-го, ну и чуть-чуть 3-го и чуть-чуть гражданских специалистов, очевидно, — все люди, которые умели оперировать этим «Лошариком», их туда погрузили, и они должны были нажимать или симулировать нажимание на кнопки.

К сожалению, мы вряд ли узнаем полностью, что стало с «Лошариком». Это, кстати, сильно отличает нынешнюю атмосферу от того, что происходило во время «Курска», когда нам понятно, как «Курск» утонул, несмотря на все попытки это дело фальсифицировать.

Но, вы знаете, есть совершенно потрясающая, феерическая книга человека, которого зовут Д.А. Романов «Трагедия подводной лодки «Комосмолец». Если лень ее читать, можете перечесть ее краткий пересказ на сайте Марка Солонина. Это история о том, как утонула подводная лодка К-278 в 1989 году.

И если очень коротко пересказывать эту историю, то вот есть технически сложные изделия, созданные умными людьми, и есть экипаж, уровень развития, как бы сказать… не будем обижать приматов, скажем, что представьте себе, что в эту подводную лодку попали римские легионеры. Они, может быть, храбрые люди, но вот их военных экспириенс не включает в себя пребывание на подводной лодке, и они не очень понимают, что делать, если на подводной лодке начался пожар и как ее эксплуатировать.

Вот примерно так погибал «Комсомолец». В лодке самое главное — содержание кислорода. Меньше нормы — люди будут задыхаться, больше нормы — возможность самопроизвольного пожара. Газоанализатор на «Комсомольце» не работал год. То есть шанс на то, что лодка загорится рано или поздно, были стопроцентные. Был только вопрос, когда это произойдет.

Она загорелась, сложно сказать, почему. Может быть, было короткое замыкание, может быть, самовоспламенился хлеб заспиртованный, который лежат в 7-м отсеке.

Что бывает, когда на подводной лодке случился пожар? Ну, ответ: после этого надо действовать по инструкции. Инструкция должна быть отработана до автоматизма. Есть известное изречение, что в критической ситуации ты будешь действовать не в соответствии с твоими представлениями о самом себе, а в соответствии с уровнем своей практической подготовки. Уровень в данном случае не то что был нулевой, а инструкции не было. За время эксплуатации лодки инструкцию о том, как действовать в этих обстоятельствах, забыли написать.

Соответственно, надо было нажать и подать в систему пожаротушения, так называемый ЛОХ (Лодочную объемную химическую). То ли не отдали этого сигнала, то ли система не сработала, то ли просто человек, которому отдали сигнал, он был уже в невменяемом состоянии — не нажал на кнопку. Короче говоря, систему пожаротушения надо было запустить. Ее не запустили.

Надо было перекрыть магистрали, по которым огонь распространялся в другие отсеки. Вы будете смеяться, этого не было сделано. То есть они честно задрали переборки, но они, видимо, не знали, а, как я уже сказала, отработаны действия не были, что огонь распространяется не только из люка в люк, а есть еще такая вещь, как разные трубы и магистрали.

Стали продуваться, чтобы всплыть. В общем-то, должна быть инструкция, в которой написано, что не рекомендуется продувать те баки… трубы, которые идут рядом с горящим отсекам. Они начали продувать балластные баки. Те баки, которые они продували — трубы шли вдоль горящего 7-го отсека. Трубы лопнули, и воздух вместо того, чтобы подать в балластные баки, они поддули пожар в воздух. Там возникло давление в 7 атмосфер. Вы можете себе представить, сколько там дополнительного кислорода появилось?

Они всплыли, наконец, после этого в 900 километрах от советского берега. И что тут первое сделал советский капитан? Вообще, что делает первое советский военный, когда у него вокруг атас и ужас? Правильно: он сообщает на базу, что у него все почти, прекрасная маркиза, в порядке. То есть только через 20 минут после всплытия капитан доложил, что да, у него тут есть небольшие проблемы, но он как-нибудь с ними справиться. Вот рефлекс рапортовать начальству, что всё хорошо — это был врожденный. Вместо фильма «Чернобыль» можно было снимать фильм «Чернобыль».

Пожар прекратился, в конце концов, по естественной причине, потому что в 7-м и 6-м отсеке всё просто сгорело. Но проблема в том, что к этому времени структурная целостность лодки была нарушена, и просто вода стала поступать в лодку.

Дальше я не буду перечислять много вещей, которые они не смогли сделать и которые опять же должны были быть отработаны до автоматизма. Но, в конце концов, они поняли, что лодку надо покидать — через несколько часов, за время которых до них еще никто не долетел и не доплыл. То есть сверху долетели, но так, кружили, потому что командир сказал, что всё нормально.

Они не надели гидрокостюмы, они не взяли спасательные жилеты, они не взяли нагрудники. Единственное, в чем они преуспели — это, естественно, доложить, что личный состав к эвакуации готов.

А дальше произошла совершенно невероятная вещь. Там они не спустили надувную лодку, которая у них была, но у них было еще два плотика. Эти плотики были устроены так. Они были такой конструкции, что у них была сверху, грубо говоря, плита и снизу плита. И чтобы спустить этот плотик на воду, надо было отвернуть кремальеру, что занимает приблизительно даже у физически несильного человека приблизительно 60 секунд. И после этого этот плотик сам падал, сам расправлялся и сам надувался.

Поскольку они никогда в жизни ни на каких учениях этих плотиков не спускали, то они стали вытаскивать этот плотик через верх. Почему? Потому что они видели, что, таким образом, эти плотики инспектируют около пирса на базе.

В результате один плот они неправильно вытащили, он перевернулся, не так надулся. Заняло это у них чудовищное количество времени.

И только последняя история. Наконец, только через несколько часов этой трагедии эта гигантская махина весом 8 тысяч тонн, длинной 120 метров, хлебнула воды и просто пошла отвесно в глубину. В это время на ней еще оставалось некоторое количество людей. Некоторые из этих людей успели набиться в спасательную капсулу.

Спасательная капсула должна была в этих условиях отделиться и сплыть. Надо для этого было просто дернуть несколько рычажков и в нужном направлении. Но так как эти люди никогда этого не отрабатывали и никогда этому не учились, то от сильнейшего стресса они начали ломом отдирать крепеж. В результате они провалились вместе с лодкой на полторы тысячи метров.

Напоминаю, что «Комсомолец» с титановым корпусом выдерживал тысячу метров погружение, это была, действительно, абсолютно уникальная лодка. В конце концов, эта штука у них развалилась и начала всплывать. Часть людей померла от декомпрессии. Капсула вылетела из воды на 100 метров, оттуда вылетело 2 человека и с высоты многоэтажного дома обратно хлопнулись на воду. Причем один из них успел правильно надеть дыхательный прибор, и он от этого помер, потому что при таком перепаде давления воздух, вошедший в него, разорвал ему легкие.

А другой сумел выжить и всего-то два часа поплавал в Баренцевом море. Вот этот выживший мичман Виктор Слюсаренко, он в своих воспоминаниях… цитирую: «Мы начали читать инструкцию…», — пишет, когда они находились в спасательной капсюле». Представьте себе этот абсурд: люди, которые теоретически должны являться профессиональными морякам и у них это всё должно быть отработано до автоматизма, они сидят в лодке, падающей на полтора километра, и читают инструкцию. Дочитать не смогли.

Почему я это говорю? Потому что с тех пор изменилось только одно. В совке технические решения были, действительно, на достаточно высоком техническом уровне. Исполнителями бывали римские легионеры. Они не читали инструкции, некоторые из этих инструкций не были написаны, некоторые из действий не были отрепетированы. Боюсь, что сейчас с техническими решениями тоже не очень хорошо, потому что, в конце концов, все нормальные люди уехали.

И это к вопросу о «Лошарике», потому что я боюсь, что в истории с «Лошариком», возможно, мы никогда не узнаем правды, но вот какая это правда, можно представить себе, судя по истории «Комсомольца» или по истории «Курска».

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.6 (оценок:79)