Семен Печенко, аэросъемка Антон Суряпин

Вид сверху: «Кругом такая красота, деньги из воздуха можно делать. Но никто ж не дает»

В рамках проекта «Приземленная жизнь белорусов: вид сверху» — рассказ о том, кому в Мяделе жить хорошо.

«Салідарнасць» продолжает рассказывать о жизни в белорусской глубинке. На этот раз мы отправились в Мядель, чтобы узнать, чем живут жители Нарочанского края.

— Пацяплела сёння, дык прыйшла сюды пагрэцца, — рассказывает на городской набережной местная жительница.

Жизнью в Мяделе она довольна.

— Я тут ужо трыццаць год жыву. Ціхі гарадок, спакойны. На пенсіі ўжо шэсць гадоў. Добра тут пенсіянерам жыць. А што? Пенсію ў час прыносяць, а што яшчэ трэба?

По словам женщины, в местных магазинах теперь можно купить все, чего пожелаешь — «не тое, што раней»:

— Былі б грошы, а так усё ёсць. Магазінаў многа, ідзі, у які захочаш.

По правую руку от набережной на берегу озера виднеется корпус больницы. Туда, как придется, женщина ездит на городском автобусе.

— Раней, як маладыя былі, то самі туды хадзілі. Цяпер не набегаешся, — говорит пенсионерка. — Дактары харошыя, нічога не скажу. Кардыёлаг свой тут, другія спецыялісты. Але як нешта сур’ёзнае, то ў Мінск едзем, у Бараўляны. Цяпер прасцей, як ёсць грошы — запісаўся да платнага доктара і лечышся сабе.

Молодая семья, встреченная по пути, также оказалась в целом довольной жизнью в Мяделе. С одной существенной оговоркой:

— Муж ездит в Минск на работу, ­— рассказывает молодая мама троих детей.

— Зарплата у нас — рублей 500 в среднем, у кого-то бывает и выше, но многие и 300-350 получают, — поясняет ее муж.

Особого выбора в райцентре нет — несколько государственных предприятий. Больших производств здесь нет из-за охранной зоны — вокруг озера, национальный парк. Молодежь уезжает, но кто-то все равно возвращается домой.

— Городок тихий, здесь спокойно. Красоту навели год назад под «Дажынкі», — показывают молодые люди на открытую концертную площадку на берегу озера и украшенную деревянными скульптурами набережную.

Детей в садик записывают, как и много где, с рождения. Но особых проблем с очередями здесь нет, говорит молодая мама.

— Единственная проблема — мало развивающих кружков для детей.

Молодые родители признаются, что трое детей не оставляют им больших шансов на активный отдых. И добавляют, что местная молодежь собирается в кафе, открывшемся на берегу озера.

В городе бросаются в глаза новенькие детские площадки — во дворах и на берегу Мястро.

— Места у нас красивые, но отдохнуть на той же Нарочи не так и просто, — говорят местные жители. — Приезжаешь на выходные с семьей, а там даже поесть негде. Все под свадьбы да на спецобслуживание закрыто.

— Как тут живется? Да, наверное, как и везде. Зарплаты маленькие, как выжить. Ну, если только вы не в исполкоме в кабинете работаете, — невесело улыбается мужчина в робе, идущий с обеда.

Он охотно делится собственными наблюдениями не только о жизни в Мяделе:

— Людей держат контрактами, большинство боится потерять работу, даже если за нее платят копейки. Вот возьмем водителя, которому 63 года. В таком возрасте и здоровье уже никакое. И что с ним будет, если его в такой момент с работы попрут?

Когда-то мы ездили в Польшу, товар туда возили, а теперь Гродненщина и Брестчина туда за продуктами и одеждой ездит, говорит собеседник «Салiдарнасцi».

— Поляки в свое время реформы провели, доверили бизнес частнику. А мы… У нас социально-ориентированное государство. И само ничего не может сделать, и людям не дает развернуться. Посмотрите вокруг — такая красота у нас, деньги из воздуха можно делать. Но никто ж не дает. Есть пару агроусадеб, но разве это масштабы?

Мужчину возмущает и то, что в таком месте государство построило АЭС:

— Люди теперь не могут дачи продать у озер, цены так попадали. Никто рядом со станцией не хочет покупать. Хорошо, если все будет хорошо. Но Чернобыль показал, как это бывает.  

На прощание собеседник в который раз повторил слова своих земляков:

— Город у нас спокойный. Да и как ему не быть такому: семь тысяч жителей.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.2 (оценок:29)