Филин

Ирина Морозова

Короткевич: «На деле — женщинам не помогают, их используют для формирования новой группы лояльности в отношении тех людей, кто находится сегодня у власти»

Политик — о том, как вопросы гендерного равенства отошли в Беларуси на дальний план.

25 ноября в мире отмечается международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. В Беларуси уже несколько лет подряд по этому поводу проходит максимум пресс-конференция о «мероприятиях профилактики и борьбы с насилием в семье».

В 2022 году она тоже состоялась. Представители МВД, Минтруда и соцзащиты рассказали, что каждая третья белоруска подвергается насилию со стороны партнера, но число преступлений в этой сфере снижается. Хотя ежегодно только в территориальные центры соцзащиты обращаются за помощью 11 тысяч пострадавших, а в стране действует целых 136 «кризисных комнат», безвозмездно оказывающих «услугу временного приюта».

Вместе с тем госчиновники ни словом ни обмолвились о том, что «снижение» может объясняться просто и банально. Белоруски стали реже обращаться за помощью в милицию, а НГО, помогавшие женщинам защищать себя и свои права, «зачищены», как и все остальные общественные объединения.

Из новейшей истории

Еще в 2018 году в Беларуси проходила информационно-просветительская акция «16 дней без насилия», даже проводилось специальные социологическое исследование, отразившее глубину и актуальность проблемы — каждая вторая белоруска (!) в тот или иной период своей жизни подвергалась насилию со стороны как партнеров, родных или знакомых, так и людей со стороны.

В 2020-м, согласно Глобальному докладу о гендерном разрыве (анализирует данные за предыдущий год — Ф.), Беларусь занимала 29-е место среди 153 стран по обеспечению равенства прав мужчин и женщин. Тогда Совмин даже принял 5-летний «Национальный план действий по обеспечению гендерного равенства в РБ», дабы внедрять в госполитику «гендерный фактор как неотъемлемое условие равноценного развития человеческого капитала женщин и мужчин».

Но сегодня белорусским властям вряд ли до этого. Только за прошлый год были ликвидированы практически все общественные организации, которые занимались защитой прав женщин, в том числе «Радислава» (предоставляла убежище-шелтер женщинам и их детям, пострадавшим от домашнего насилия, психологическую поддержку, юридические консультации), «Женское независимое демократическое движение», «Гендерные перспективы», центр «Ее права», «Центр личностного развития женщин», «Провинция».

По данным правозащитников, прямо сейчас в Беларуси за решеткой находятся 174 женщины-политзаключенные, а за два года зафиксировано более 450 политически мотивированных приговоров, которые были вынесены по уголовным делам в отношении белорусок.

Общее количество женщин, которые подверглись репрессиям, давлению и преследованию со стороны властей после президентских выборов 2020 года, на данный момент неизвестно.

Зато, к сожалению, очевидно, и это также фиксируют правозащитники, что к женщинам, которых задерживают белорусские силовики, часто применяется физическая сила и спецсредства, оказывается психологическое давление, угрозы физического и сексуального насилия, изъятия детей из семьи.

Условия содержания в неволе значительно ухудшают состояние здоровья женщин, при этом медпомощь часто не обеспечивается.

Непрекращающиеся репрессии затрагивают женщин всех возрастов: от молодых девушек (так, студентку-отличницу Дануту Передню суд приговорил к 6,5 годам колонии, активистку, фигурантку «дела студентов» Алану Гербемариам — к 2,5 годам), матерей (мама пятерых детей Ольга Золотарь за свою гражданскую позицию и открытое заявление о пытках на 4 года отправлена в колонию, мать четверых сыновей Татьяна Каневская получила 6 лет лишения свободы) и пожилых женщин (65-летняя активистка из Пружан Елена Гнаук приговорена к 3,5 годам лишения свободы, а пенсионерку Галину Дербыш осудили на 20 по «делу Автуховича» на 20 лет и внесли в список террористов — и это только малая часть политзаключенных белорусок, чьи истории известны общественности).

«Главное поверить: ты не одна»

Как-то незаметно получилось, что в Беларуси насилие, как на бытовом, так и на государственном и даже политическом уровне (вспомним сакраментальную фразу правителя «у нас Конституция не под женщину» — Ф.), стали неотъемлемой частью жизни. А спустя два года репрессий и девять месяцев войны права женщин, как и других уязвимых групп, отошли, похоже, даже не на второй, а на десятый план: и государству, и обществу не до того.

— Так и есть, объективно, когда страна в глубоком политическом кризисе, то права женщин, права меньшинств, профессиональные права граждан не будут защищены, пока не решен самый главный вопрос — легитимности, принятия ситуации и включения в ее разрешение, — отмечает в беседе с «Филином» политик и общественница Татьяна Короткевич. — В теперешних условиях женщинам, которые сталкиваются с насилием и попадают в сложную ситуацию, не к кому обратиться за помощью.

Даже при наличии системы территориальных центров соцзащиты, наличии в стране шелтеров, — они не выполняют функцию защиты, потому что нет фокуса за решение этой проблемы, не хватает специалистов, которые занимаются этим отдельно и целенаправленно, и нет тех организаций, структур, к которым было бы полное доверие.

Первое обращение женщины за помощью — важный шаг, и он должен быть конфиденциальным, безопасным, надежным, дающим надежду на помощь. Раньше работала горячая линия… теперь нет. Каждый случай необходимо рассмотреть внимательно, подключить разных специалистов — то есть нужна четко отработанная система помощи, как была, например, у «Радиславы».

А сейчас получается, что женщины остались без защиты, и многие конфликтные ситуации затягиваются до самой точки кипения, когда, в крайнем случае, женщины вынуждены обращаться в правоохранительные структуры, чтобы защитить себя и свою жизнь.

Закон о профилактике домашнего насилия, который должен был обеспечить защиту и помощь в кризисной ситуации, в Беларуси так и не был принят, напоминает Татьяна Короткевич. В 2018 году его жестко раскритиковал и «затормозил» лично Лукашенко, а в конце 2021-го правительство приняло лишь ряд поправок о профилактике правонарушений, в том числе касательно домашнего насилия.

— Концепцию закона о противодействии домашнему насилию когда-то разработали вместе и гражданское общество, и представители МВД и других госорганизаций. Начались слушания этой концепции в Палате представителей — напоминает политик, — но концепция — это лишь предзакон, общее видение, которое было отложено в стол из-за предрассудков.

К тому же в Беларуси в принципе усугубилась ситуация с насилием и несправедливостью, и теперь никто не смотрит, женщина ты или мужчина: если «иншадумец» — ты несешь несправедливое наказание.

Могут ли что-то изменить в этой сфере женщины-политики, Союз женщин, иные структуры — или при сохранении нынешней системы все изменения будут лишь на словах? Татьяна Короткевич полагает, что, скорее, второе:

— Не думаю, что что-то изменится само по себе. Если бы женщины объединялись вокруг решения проблем, это было бы эффективно. Движения, которое происходит сегодня — например, первый Форум сельских женщин, — это вроде бы звучит неплохо, женщин нужно вовлекать в политическую и общественную жизнь страны. Но на деле — женщинам не помогают, их используют для формирования новой группы лояльности в отношении тех людей, кто находится сегодня у власти.

А помощь нужна. Женщины, столкнувшиеся с насилием в семье, женщины, которые одни воспитывают детей, в том числе детей с инвалидностью, женщины, которые теряют работу в ситуации экономического кризиса и нехватки рабочих мест, не получают качественные медицинские услуги или получают меньшую, чем мужчины, зарплату или страдают от безработицы — ситуаций несправедливости очень много, но все эти вопросы остаются не услышанными, потому что нет диалога государства с гражданским обществом.

В Беларуси женщины находятся в ситуации «спасение утопающих — дело рук самих утопающих».

— Однако мне кажется важным сказать в этот день: если есть проблема, не надо о ней молчать — нужно, по крайней мере, оглянуться вокруг, сказать о наболевшем тем, кому доверяешь и обратиться к тем, кто может помочь. Компетентные специалисты есть — кто-то еще остался в Беларуси и находится на свободе, кто-то находится заграницей, но также может помочь, поддержать, проконсультировать, подсказать: кто, где может помочь, это лишь первые шаги, но они важны.

Главное — поверить: ты не одна. И не бояться обращаться за помощью. Потому что даже при наличии горизонтальных связей, системы взаимопомощи все равно первый шаг нужно сделать самой женщине. Самый главный ресурс все равно в нас самих.

Прямо сейчас

Правозащитники объявили о старте с 25 ноября традиционной кампании — 16 дней активных действий против гендерного насилия (глобальная акция завершится 10 декабря, в День прав человека). Акции международной инициативы с участием белорусок проходят за пределами страны: например, в Вильнюсе, где состоялся тематический митинг.

Активистки фем-движения предлагают делиться своими историями в соцсетях — анонимно или публично, поскольку важно, чтобы случаи дискриминации женщин не замалчивались. Кроме того, можно писать письма со словами поддержки и солидарности политзаключенным белорускам, в том числе онлайн из любой точки мира, помочь проекту Politvyazynka или придумать свою идею поддержки.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.6(14)