Конвейер репрессий. Стало известно, в чем обвиняют активистку Елену Гнаук. Суд в Варшаве не выдал Степана Путило белорусским властям

Хроника политического преследования 26 января.

***

В Минском городском суде к 19 годам колонии осудили подполковника главного разведывательного управления Минобороны Дмитрия Самсонова. 

Судья Татьяна Фальковская осудила мужчину по трем статьям УК: измена государству, целенаправленное разглашение служебной тайны и отмывание средств, полученных преступным путем, сообщают правозащитники. 

Об этом деле и самом Самсонове известно немного. До осени 2020-го Дмитрий работал в Главном управлении военной разведки Минобороны в звании подполковника. 

Он служил в секретной части 15738. Это управление имеет доступ к материалам, полученным КГБ, в том числе прослушкам.

***

В гомельской исправительной колонии открытого типа за комментарий в интернете публично задержали мужчину, который отбывает там наказание не по политической статье. 

Предположительно это связано с комментарием по делу Зельцера. 

Как сообщают правозащитники, силовики показательно заковали Ивана Ященко в наручники перед другими людьми, которые отбывают наказание на той же «химии». 

Сообщается, что силовики пригрозили, что в течение ближайших дней проведут еще несколько задержаний.

***

Сегодня утром в Минске задержаны Даниил Марченко и Даниил Иванов.

Как сообщают правозащитники, вероятно, их задерживали сотрудники ОМОНа и ГУБОПиКа.

При обыске изъята антифашистская продукция. Сейчас задержанные находятся во Фрунзенском РУВД.

***

Стало известно, в чем обвиняют Елену Гнаук.

На пенсионерку завели два уголовных дела: по части 2 статьи 367 («клевета на президента Беларуси») и статья 369 («оскорбление представителя власти»), сообщают наши коллеги.

***

У директора Могилевского правозащитного центра Владимира Кравченко прошел обыск. Его проводили сотрудники Управления финансовых расследований КГК Беларуси по Могилевской области. Ордер на обыск выдан центральным аппаратом Следственного комитета и санкционирован заместителем генерального прокурора.

Самого Кравченко увезли на допрос.

В ходе обыска сотрудники ДФР изъяли буклеты Белорусского Хельсинкского комитета и телеканала Белс*т (десятилетней давности). Также сотрудники органов изъяли старый детский игрушечный пистолет сына Кравченко.

***

В Варшавском окружном суде рассматривалась дело об экстрадиции Степана Путило в Беларусь. Блогер обвинялся в организации массовых беспорядков, разжигании ненависти и других преступлениях. Путило включен КГБ в список лиц, причастных к террористической деятельности.

В результате суд постановил не выдавать Степана белорусским властям, сообщают коллеги.

Степан Путило отреагировал на решение суда в соцсети, отметив, что в Польше работает закон.

— И по закону суд о допустимости моей экстрадиции в любом случае должен был пройти, поскольку запрос был официально направлен генпрокуратурой. А соглашение между Польшей и Беларусью от 1994 года о правовой помощи по уголовным делам, к сожалению, всё ещё действует. Но, в то же время, действует местный УПК, статья 604 которого запрещает выдавать человека, который:

- получил статус политбеженца;

- есть опасение, что на родине против него могут быть применены пытки и или высшая мера наказания, а также нарушатся права человека;

- преследование ведётся по политическим причинам или статьям, которых нет в польском УК.

***

В отношении пенсионерки Елены Гнаук возбуждено еще два уголовных дела. Сегодня женщину должны были отпустить из Пружанского СИЗО после 15 суток ареста. Но родственники так ее и не дождались.

Елена Гнаук останется еще на трое суток в СИЗО.

Напомним, по двум статьям УК пенсионерка уже приговорена к трем годам «домашней химии».

***

Политзаключенному, фигуранту «хороводного дела», хотят ужесточить наказание. Как стало известно правозащитникам, Дмитрий Абрамук, который в настоящее время содержится в витебском СИЗО №2, ожидает суда.

В декабре-январе мужчина был отправлен в карцер на 40 суток по четырем рапортам о нарушениях. После возвращения его на «химию» при походе в магазин, Абрамук ушел из ПУАТ. Через три дня его задержали и поместили в Витебский СИЗО-2. Сейчас ему хотят изменить приговор с «химии» на колонию-поселение.

***

Политзаключенному Игорю Соловью, участнику пинского дела, также хотят ужесточить режим содержания. Сегодня в Бобруйской исправительной колонии №2 состоится судебное заседание. Соловью грозит перевод в могилевскую тюрьму, сообщают коллеги.

***

Пинчанина задержали после возвращения из Польши. Причиной задержания стали комментарии мужчины в адрес сотрудников правоохранительных органов в социальной сети «ВКонтакте», сделанные им в июне 2021 года.

Сообщается, что за эти комментарии в октябре 2021 года было возбуждено уголовное дело, мужчина был объявлен в международный розыск. Знал ли он об этом, из «покаянного видео» неясно.

***

25 января в Гродно задержали сотрудницу «Гродно Азот» Нину Радивилко. Подробности задержания неизвестны, у нее дома остался несовершеннолетний ребенок. Вероятно, сейчас она находится в гродненском СИЗО.

18 января был задержан сотрудник электростанции завода «Химволокно» ОАО «Гродно Азот» Антон Окунев.

Он находится в гродненском СИЗО, это 11-й сотрудник предприятия, задержанный за последнее время, сообщают правозащитники.

***

За салют 31 декабря в 23.34 супругов отправили встречать Новый год на Окрестина.

Елена и Николай Гаевские запустили салют во дворе, и сразу после этого их задержали силовики. В Партизанском РУВД на мужа с женой составили протоколы по ст. 24.23 КоАП за «несанкционированное пикетирование». По протоколу они «пикетировали путем запуска пиротехнического изделия (фейерверка), согласно с ранее размещенными в деструктивных телеграм-каналах призывами».

Николай в суде объяснил, что запустил салют «исключительно по личным причинам», потому что в 2020 году он был на сутках по статье 23.34. Но при этом никаких лозунгов они с женой не выкрикивали. В итоге судья наказал мужчину 15 сутками ареста, а его жену — 13.

***

Минчанку Яну Василец осудили на 1,5 года «домашней химии» за оскорбление охранника Бобруйской колонии, сообщают правозащитники.

9 декабря 2020 года в одном из телеграм-каналов, который сейчас признан экстремистским, женщина увидела пост с фото Александра Соколова и информацией о том, что он участвовал в разгонах мирных граждан во время акций протестов после президентских выборов в августе 2020 года. В посте также были указаны личные данные потерпевшего и номер его мобильного телефона.

Минчанка оставила нецензурный комментарий, состоящий из одного слова.

Соколов проходит службу по контракту в Бобруйской войсковой части 6713 контролером взвода охраны в ИК-2 в Бобруйске. На суде он рассказал, что после президентских выборов его батальон действительно выезжал в Минск, но активных действий он и его сослуживцы не осуществляли.

На суде Соколов заявил, что информация из того поста не соответствовала действительности, а комментарий Яны Василец его оскорбил и унизил.

Моральную компенсацию потерпевшему — одну тысячу рублей — минчанка оплатила до начала судебного заседания.

Кстати, известно, что Соколов является потерпевшим еще минимум в двух уголовных делах.

***

Политзаключенного основателя Symbal.by Павла Белоуса, который находится в СИЗО-1, перевели в камеру, где раньше содержалась Мария Колесникова. По этому поводу он прислал на волю трогательный стих.

Фото Сергея Гапона

Пакой, сцяна, два сэрцы на люстэрку.

І пах жаноцкі — тут была яна.

Цяпер тут я, нібыта на хвілінку

Спазніўся на сустрэчу да відна.

 

Была адна і грэла толькі коўдра.

Драўляны стол, алоўкі, сшытак, ноткі.

Знайшоў паштоўкі «Я з табой», «Усё будзе добра».

А знізу подпіс просты — эм ды кропкі.

***

Политзаключенный Евгений Боровский, приговоренный к 4 годам лишения свободы за участие в одном из воскресных маршей 2020 года в Минске, тяжело заболел в колонии. Однако вместо лечения его поместили в карцер. Об этом жена Евгения сообщила Радыё Св*бода.

Она рассказала, что у мужа уже третью неделю держится температура 38-39. Однако никаких лекарств от нее в колонии не принимают.

— Сегодня я узнала, что его отправили в ШИЗО», — расссказала женщина. — Я не представляю, в каком он теперь состоянии. Я же по-хорошему просила их просто дать ему лекарства. — И даже сейчас за то, что он только позвонил и сообщил о своем плохом состоянии, его тут же посадили в ШИЗО, потому что он якобы вынес информацию из этой колонии».

По словам Вероники, заявления Евгения, в которых он просил дать ему лекарство, также не принимались.

По словам Вероники, это не первый случай давления на мужа в колонии.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 2.2(10)