Виктория Захарова

Казакевич: В игре России против Украины белорусской власти не отводится большое значение

Эксперт – о перспективах эскалации конфликта в регионе.

Происходящее в отношениях России, Украины и Беларуси все меньше напоминает отношения «братских народов», зато все больше становится агрессивной риторики и демонстраций, кто против кого дружит.

Европейские политики и медиа обсуждают вероятность военного вторжения России в Украину. Александр Лукашенко назвал эти сообщения фейком, который придумал Запад: «Надо же повод для того, чтобы молотить Россию. Вот они повесили этот ярлык. Хотя никто в России не собирается нападать на Украину».

Фото dpsu.gov.ua

При этом немногим ранее белорусский правитель открыто заявил: мол, «если они опять развяжут войнушку в Донбассе или где-то на границе с Россией», Беларусь в стороне не останется и понятно, чьим союзником станет.

Насколько опасна эскалация российско-украинского конфликта и какую роль в нем может сыграть Александр Лукашенко? «Салідарнасць» спросила об этом у директора института «Палітычная сфера», доктора политических наук Андрея Казакевича.

– Мне кажется, серьезно говорить о том, что будет вторжение, оснований нет. Эта тема эскалируется, но, на мой взгляд, скорее для того, чтобы прощупать ситуацию, Москва проверяет, может ли в связи с потенциальной угрозой выдвинуть какие-то свои новые условия и поставить Запад в сложную позицию, дав понять, что с Россией нужно считаться.

Казакевич отметил: очевидно, что нападение не осуществляется тогда, когда о нем все говорят.

– Нападение (условно, России на Украину) произойдет тогда, когда этого не будут ожидать, а не когда все, включая вероятного противника, мобилизованы и готовы к тому, что нечто подобное может произойти.

Такое вторжение, если произойдет в реальности, будет значить катастрофу для России, в том числе и военную, поскольку в любом случае, даже если операция будет успешной с точки зрения достижения неких целей, захвата территории и так далее, будет много жертв. Плюс неприятные экономические последствия.

Кроме того, очевидно, что сейчас общественное мнение России не так сконцентрировано, как 7-8 лет назад, на внешней политике – в большей степени стали важны социальные проблемы, и такая операция может только навредить.

Поэтому, на мой взгляд, Россия не находится в такой сильной позиции, чтобы проводить подобную операцию: и с точки зрения экономики, где все достаточно непросто, и с точки зрения внешней политики. К тому же все это уже дебатируется, что еще больше снижает вероятность вторжения.

Если и можно будет вести речь о некой атаке на Украину в ближайшее время, говорит аналитик, то с большей вероятностью эта атака будет иметь гибридный характер – то есть не с использованием войск РФ, но с сочетанием информационных атак, провокаций со стороны радикалов, действий ЛНР/ДНР и тому подобных движений.

– Не думаю, что в этих играх белорусской власти отводится большое и фиксированное значение, – считает Андрей Казакевич. – На мой взгляд, заявления Лукашенко – в большей степени его собственная инициатива. Потому что ему очень важно показать, что он надежный союзник России и готов подставить плечо – чтобы и ему также подставили плечо, дали денег и каким-то образом еще поддержали.

Это, в общем, стандартная стратегия белорусских властей: ничего, по сути, не давать, но получать помощь за красивые слова.

В целом Беларусь может использоваться Россией для того, чтобы оказывать давление на Украину. Во-первых, сам фронт расширяется. Во-вторых, если раньше вторжение со стороны Беларуси считалось маловероятным, то сейчас вероятность гораздо выше. По крайней мере, политических препятствий к этому нет.

Можно ожидать и осуществления через Беларусь так называемых гибридных угроз безопасности, дестабилизации на границе. Тем более, уже озвучивалось, что поток мигрантов может быть направлен в сторону Украины, либо же наркотиков, других средств. Механизмы, которые ранее использовались в отношении Польши и Литвы, могут быть запущены и в отношении Украины.

Плюс разрыв сотрудничества по различным линиям, прежде всего, связанным с поставкой продукции двойного назначения. Такие поставки вроде бы уже сокращены, но, вероятно, их можно еще больше взять под контроль.

Разрыв экономических связей, отмечает политолог, также еще больше ослабит Украину, для которой белорусский бензин и нефтепродукты являются важными стратегическими товарами. Однако включение таких механизмов ударит по экономике обеих стран, поэтому нельзя однозначно утверждать, что обострение отношений дойдет до этой ступени.

– На ваш взгляд, поменяется ли что-то на этой палитре после сегодняшних переговоров Путина и Байдена?

– Мое ощущение, что нет. Максимум, что можно ожидать от этой встречи – определенной эскалации, если стороны договорятся о каких-то правилах: например, США не наращивают свое присутствие в Украине, а русские – в Беларуси, или будет декларировано, что не будут открываться новые военные базы с обеих сторон.

Наверное, более рационально ожидать просто согласования позиций. Обозначение проблем и их краткое обсуждение, может быть, позволит хотя бы снизить риторику и привести к тому, что люди не будут говорить в категориях горячей войны, глобального конфликта во всем регионе.

Если риторика горячей войны сведется к риторике холодной войны, это уже само по себе будет хорошим результатом. Но чего-то большего я бы не ожидал – наверное, для нормализации отношений между Западом и Россией нужно пройти гораздо более длинный путь, чем одна эта встреча.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:28)