Политика

Казакевич: «Можно говорить о начале транзита власти в Беларуси»

Эксперты в интервью Выборы видишь? прокомментировали новый проект Конституции.

Слюнькин: «Формально это возвышает ВНС над всеми остальными органами»

По мнению политического аналитика Павла Слюнькина, пока все выглядит так, что «Конституция изменяется под уход Лукашенко в ВНС». По его словам, это главное, на что стоит обратить внимание в предложенном для обсуждения документе.

— Очевидно, это форма транзита. При этом она не дает ответа, сколько времени Лукашенко продержится на должности главы ВНС. Однако уже сейчас очевидно, что он будет продолжать контролировать основные стратегические решения, которые не смогут быть приняты в стране вопреки его воле и желанию.

По крайней мере до тех пор, пока его сменщик на должности президента не сможет стать самостоятельной политической фигурой, способной бросить вызов нынешней системе — а это вопрос не одного года — либо пока сам Лукашенко не позволит ему сделать это, — говорит Слюнькин.

Аналитик подчеркивает, что у ВНС появится право объявлять президенту импичмент и оценивать легитимность выборов. Поэтому если кто-то на этой должности сделает то, что не очень понравится Собранию, он может оказаться в небезопасном для себя положении.

— В проекте новой Конституции опубликованы и положения переходного периода, которые дают понимание структуры того, как именно все будет изменяться. Сейчас ясно, что будет выделено какое-то время для приведения текущего законодательства в соответствии с новой Конституцией. Сама она вступает в силу фактически сразу после опубликования.

Однако пока будет определен порядок избрания ВНС, пройдет еще год, затем начнется этап его формирования. Я думаю, все время до 2025 года, пока у нас не будут проведены новые президентские выборы, Лукашенко сможет одновременно и оставаться президентом, и возглавлять ВНС, — говорит аналитик.

Павел Слюнькин отмечает, что, если кратко подводить итоги предложенных изменений, они такие: в ВНС передаются большие полномочия, но и власть президента остаётся довольно сильной.

— У президента остается контроль над назначением силовиков, но при этом у самого ВНС есть право аннулировать решения государственных органов и должностных лиц, которые противоречат интересам национальной безопасности. Формально это возвышает ВНС вообще над всеми остальными органами, и потому при желании любое решение президента может быть отменено Собранием, — заключает аналитик. — Нужно понимать, что в авторитарных государствах важны не только закреплённые в документах полномочия, но и фактическое их распределение в структуре власти.

Сама фигура Лукашенко является фундаментальным фактором, и если вдруг ситуация внутри и за пределами Беларуси будет складываться таким образом, что Лукашенко решит не переходить в ВНС, а сохранить должность президента (или даже обе), то и в этом случае он сохранит реальный контроль за страной. Вне зависимости от того, что его полномочия были сокращены на бумаге.

Казакевич: «Хотелось придумать механизм, который, если что-то пойдет не так, скажет свое главное слово»

По мнению политолога Андрея Казакевича, опубликованный проект Конституции показывает, что в белорусской политической модели, которая была создана в 1996 году, намечается серьезная ломка. А это, по мнению политолога, уже можно считать началом транзита власти, который планируется на высшем политическом уровне.

— При этом проект имеет много неясных нововведений — видно, что проблемы с формулированием политического видения будущего страны остаются. Из значимых моментов я могу отметить следующие.

Во-первых, создается Всебелорусское народное собрание, которое получает достаточно широкие полномочия, но при этом они размытые. В частности, решения ВНС получат большую юридическую силу, чем закон, ВНС также получит возможность давать распоряжения другим государственным органам.

Очевидно, это нарушение принципа разделения ветвей власти. Непонятно, насколько часто и в каких сферах такие чрезвычайные полномочия будут использоваться, что открывает большое пространство для злоупотреблений.

Кроме того, порядок выборов и формирования такого важного для нового политического устройства органа в конституции не определены. Для этого предполагается принять закон, что открывает еще больше пространства для манипуляций и отхода от принципа выборности гражданами представительных органов. — считает Казакевич.

По его мнению, пока формулировки проекта Конституции говорят о том, что ВНС создается как сдерживающий орган, который будет существовать как механизм контроля над другими ветвями власти.

— При этом ВНС не издает законов, формально не влияет на назначения в правительстве, не в полной мере подменят парламент и президента. Очевидно, что для новой Конституции хотелось придумать какой-то механизм контроля, который в случае, если что-то пойдет «не так», как хотят действующие власти, выйдет на политическую сцену и разрешит ситуацию в их пользу, — говорит Андрей Казакевич.

— Еще проект лишает президента издавать декреты и отменяет приоритет указов президента над законами. Значительно сужаются возможности президента контролировать суды.

То есть полномочия президента все же сокращаются хотя бы в возможности влиять на законодательную и судебную власть. Последняя в целом становится зависимой от ВНС — оно избирает Конституционный и Верховный суды. Нижестоящих судей по-прежнему будет назначать президент, но контроль над руководством ветви все же уходит в зону ответственности собрания, — комментирует Казакевич.

При этом он добавляет, что в проекте есть и формулировки, которые намекают, что будет с Александром Лукашенко. Политолог говорит о положении, которое закрепляет, что бывший президент становится членом Совета Республики и обязательно является делегатом ВНС. Кроме того, вводятся гарантии не преследования бывшего президента за его деятельность на высшем должностном посту.

— В переходных положениях отмечено, что действующий президент может возглавить ВНС. Вероятнее всего, именно так все и планируется: Лукашенко станет его председателем и при этом будет совмещать эту должность с полномочиями президента. Но в любом случае, можно говорить о начале в Беларуси транзита власти, — говорит Казакевич. — Стоит также отметить, что в проект Конституции попали части известного декрета о Совете безопасности.

В случае гибели президента, всю полноту власти в стране получает именно этот орган, что делает процедуру принятия решений в чрезвычайной ситуации крайне запутанной. Решения совета безопасности становятся обязательными для государственных органов, но остается непонятным, как это будет соотносится с полномочиями других ветвей власти.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 1.2(34)