Дмитрий Сидоров, «Ежедневный журнал»
Картонная пехота и Медный Всадник

Помните, как, рассматривая старые фотографии, всегда пытаешься представить, что думали те люди, когда их снимали. Я же, как наяву, вижу будущее коллективное фото лидеров G8, в подаренных косоворотках улыбающихся на фоне Медного Всадника в Петербурге.

Милые и приятные люди, почти пехота, охраняющая великую скульптуру. Вот Буш стоит, думая, наверное, как ответить на вопросы дня: почему он все, что можно, проиграл Путину? Или как выиграть выборы в Конгресс, чтобы избежать импичмента?

И Путин здесь же, счастливый уже тем, что никогда доныне авторитарный режим не принимал у себя Большую Семерку на правах хозяина и члена клуба. Правда, думается, и его беспокоит проклятый вопрос: как выйти целым и с трудовыми накоплениями из битвы московских олиграхов с питерскими силовиками за наследника трона, да и после ее завершения не пострадать?

А вот и недавно выбранный премьером Италии Романо Проди, размышляющий под пристальным оком Всадника о том, стоит ли избавлять от тюрьмы своего бывшего соперника Сильвио Берлускони, за которого ходатайствует российский коллега.

Похожие мысли и у французского президента Жака Ширака. Только к Берлускони они отношения не имеют. Ширак пытается понять, как ему договориться со следующим президентом и бывшим министром внутренних дел Франции Николя Саркози, чтобы не сесть за взятки и успеть подписать сепаратный договор о поставках газа с Россией.

Очень умный японский премьер Дзюнитиро Коидзуми тоже в печальных раздумьях. Он хочет от Путина и острова назад получить, и согласием на строительство нефтяной трубы заручиться, но понимает, что ни того, ни другого, скорее всего, не добьется, и злится, завистливо поглядывая на своего китайского коллегу.

Канцлер Германии Анжела Меркель улыбается вместе со всеми, пытаясь понять, как проплыть между Сциллой Бушем, которому она обещала быть верным партнером, и Харибдой Путиным, чей газ и бензин отапливают не только ее дом и заводят не только ее «мерседес».

У премьера Британии Тони Блэра тоже не без забот. Блэру очень хочется попросить у Буша ключ от наручников, которыми они скованы, но у американца его нет, а дома Блэр уже искал.

А вот канадскому премьеру Стефену Харперу все нипочем. Не так-то легко испортить ему настроение. Разве что настоятельные просьбы Буша усилить контроль за иммиграцией и вечные торговые споры с США могут наложить печаль на его чело.

Глядя на вирутальную фотографию, я осознал, что ни один из вопросов лидеры восьмерки на встрече в Питере решить не смогут. Ни те, которые за них придумал я, ни те, которые они будут обсуждать.

Действительно, попробуйте вспомнить хоть одну встречу G8 и какой-нибудь ее результат. Если вы, скажем, не личный представитель президента РФ по делам восьмерки Игорь Шувалов или не его подчиненный, то вряд ли сможете порадовать себя примером производительности великих мира сего.

О прошлой, например, встрече восьмерки в Глен Иглз — это, кстати, в Шотландии — я помню лишь то, что все сдавали деньги на Африку и прощали ей долги. Помню, что Африка всех отблагодарила, оставшись по большей части такой же нищей, коррумпированной и воюющей сама с собой.

Так что самым настоящим на фотографии мне кажется Медный Всадник, а не пехота в его авангарде. Всадник молчит, а люди веками ходят на него смотреть да еще открытки с видом покупают.

Впрочем, оживить интерес к своей встрече картонная пехота мира все-таки может. У лидеров G8 есть несколько вариантов. Например, пообещать, что больше они собираться не будут. Если это сложно, то сфотографироваться по разу у крейсера «Аврора» (только пусть он, ради Бога, не стреляет), отдав должное преемственности власти, и у Большого дома, порадовав президента Путина уважением к его alma mater. Какой-никакой, а флэшмоб.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)