Карбалевич: «Не совсем правильно сражаться с землетрясением во время пожара»

Вопреки всем скептикам, санкции начинают действовать.

Политолог Валерий Карбалевич отметил, что в последнее время наблюдает признаки действий санкций на белорусский режим.

Фото РИА Новости

— Освобождение сотрудников «Пресс-клуба», в тот же день заявление Лукашенко о том, что «ни один волос с головы бизнесмена не должен упасть, если тот не идет в политику». Это очень необычно для Александра Лукашенко, потому что совсем недавно он говорил, что будет «вырезать» весь нелояльный бизнес, пугал созданием профсоюзов, то есть, всячески кошмарил бизнес, — размышляет Карбалевич в эфире Свабода Premium. — Есть и другие признаки.

Освободили Игоря Лещеню, не всех, кого задерживают, арестовывают. Некоторых выпускают на разных условиях.

Но это не признаки либерализации, потому что новые аресты продолжаются. Происходят два параллельных процесса. С одной стороны, есть установка как-то снижать масштаб репрессий. Но здесь интересно то, что, поскольку протестов нет, а где-то нужно брать новых людей для ареста, берут по второму-третьему кругу.

С другой стороны, власти начали какую-то игру и демонстрируют некоторую гибкость. Мне кажется, это приметы того, что санкции начинают действовать. Вопреки всем скептикам, которые говорили, что эти санкции никак не повлияют на поведение Лукашенко.

Политолог говорит о том, что именно могло напугать белорусские власти.

— Вопрос в том, какие санкции. Американские оказались довольно неприятными. Абсолютбанк попал в санкционные списки — и большая часть банковских операций в нем остановлена. А если, скажем, под эти санкции попадет Беларусбанк или Белагропромбанк, ключевые банки, то ситуация будет совсем плохой.

Лукашенко понял, что главная угроза сейчас уже не протест, а ухудшающаяся ситуация в экономике в связке с санкциями. Это может очень сильно отразиться на лояльности номенклатуры, на лояльности обывателей, неполитизированной публики, если вдруг начнется банковский кризис.

Действительно, не совсем правильно сражаться с землетрясением во время пожара. Поэтому, мне кажется, параллельно с продолжающимися репрессиями идет поиск каких-то новых подходов в условиях изменившейся угрозы, — считает политолог.  

Он отмечает, что санкции еще больше усилили ощущение нелегитимности белорусских властей. И последние вынуждены с этим мириться.

— Я не вижу, что власть получила какую-либо легитимность. Она очень сомнительная и сама власть это ощущает. Это видно из последних выступлений Александра Лукашенко. Награды он по-прежнему вручает анонимно. В стране, где протест, по его словам, задушен, все герои — безымянные.

Конечно, власть ощущает, что все очень шатко, что все может взорваться. Эта гибкость, которую они сейчас демонстрируют, рассчитана не столько на внутреннюю, сколько на внешнюю общественность. Американские санкционные списки открыты.

Министру финансов и госсекретарю США доверено вписывать в эти списки разные предприятия и людей. За ситуацией в нашей стране следят. И субъективным решением американских чиновников может стать, допустим, включение в список Беларусбанка.

Сейчас же белорусские дипломаты могут говорить, посмотрите, мы начали освобождать людей, не давите на нас. Я думаю, что именно такая логика в последних противоречивых действиях белорусских властей, — заключил Карбалевич.  

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.7 (оценок:104)