В мире

Как Херсон живет месяц под оккупацией войск РФ

Херсон уже почти месяц живет в оккупации. И власти говорят, что город, в котором остается около 300 тысяч человек, на грани гуманитарной катастрофы. Причина в том, что российские военные не пускают туда украинские грузы с продуктами и медикаментами. При этом завозят свою помощь со стороны аннексированного Крыма.

Об этом пишет Настоящее время.

На 25-й день оккупации Херсона жители города вышли на главную площадь, чтобы выразить протест российской армии. Те в ответ забросали митингующих дымовыми шашками и включили громкоговоритель с речью Владимира Путина. А на последнем митинге, как только демонстранты начали приближаться к российской технике, против людей открыли огонь и забросали их светошумовыми гранатами.

«На самый последний митинг, который происходил, пришло 20 человек, они еще не успели флаг достать или кричалку какую-то крикнуть, просто подъехало со всех сторон четыре машины, всех запаковали и увезли. Люди понимают, что выходить на митинги сейчас критически опасно для их жизни и здоровья», — рассказывает житель города Константин Рыженко.

Активист говорит, что в первые недели оккупации силу к протестующим захватчики не применяли, митинги были многотысячными, люди не боялись подходить к военным и их технике вплотную и высказывать свою позицию.

«То, что происходит сейчас, — это большое и приятное удивление, потому что все люди сплотились, и даже те, кто были там настроены нейтрально по отношению к России, сейчас абсолютно в противоположную сторону поменяли свое мнение, потому что для всех сейчас Россия — это агрессор», — говорит депутат Херсонского областного совета Весна Мартынова.

Мартынова — одна из тех, кто в первые дни оккупации проголосовала за то, что регион не согласен переходить под контроль России.

«Когда оккупировали Херсон, все начали переживать за то, что они захотят реализовать «донбасский сценарий» и сделать из Херсонской области «ХНР». Мы собрались, очень быстро была организована наша сессия в Zoom, было 44 депутата, поддержали единогласно, что Херсон — это Украина и никаких других вариантов никто не рассматривает», — рассказывает она.

Несмотря на ситуацию, Весна с маленьким сыном находится в Херсоне и выезжать не хочет — говорит, что опасно: российские войска установили на окраинах города больше десятка блокпостов и уже были случаи расстрела автомобилей. В Херсоне остается и мэр Игорь Колыхаев. На прошлой неделе он с активистами вывесил огромный украинский флаг на здании горсовета, а в выходные устроил в Херсоне субботник.

«Для того, чтобы уйти от психологического состояния и объединить людей, мы занимаемся уборкой города, что дает возможность достать людей из бомбоубежищ», — говорит Колыхаев.

В других регионах Украины несогласных с оккупацией мэров берут в плен, украинские власти заявляют о 14 таких случаях. Глава Херсона находится в городе и общается с местными жителями, открывает рынки, запускает общественный транспорт. Говорит, что изменить взгляды в сторону России ему предлагали, но он отказался.

«Попыток прямых угроз я не видел. Может, я чего-то не вижу. У меня есть своя позиция, и я этой позиции придерживаюсь. И этой позиции придерживаются все люди, которые работают в исполнительном органе», — говорит он.

По словам мэра, в Херсоне находятся «Росгвардия» и спецподразделение СОБР, около тысячи человек.

«Мирное вооруженное присутствие рядом. Вот как они себя ведут. Мы стараемся их избегать по возможности. Все. Пытаются раздавать крымскую гуманитарку, нашу не пускают. Пытаются раздавать крымскую и по своему телевидению показывать, что нам это нравится и это круто. Нам это не нравится, и это не круто», — говорит житель города Константин Рыженко.

«Моя родственница сказала, что ей пришлось выехать из своего дома, потому что рядом в многоэтажку заселились оккупационные войска. Оккупанты ездят на наших иномарках, с нарисованными буквами Z. То есть отжали транспорт личный, ну и соответственно, иномарку ж палкой не заведешь, значит, пришли к людям и отжали ключи от этой машины», — говорит другой житель Херсона Павел Кеба.

Во время захвата Херсона от обстрелов пострадали окраины города, дома в центре целы. У жителей есть свет, вода и тепло. Продуктов в городе немного, но мы не нашли человека, который бы сказал, что голодает, — на рынках есть овощи, молочные продукты, крупы, мясо. Правда, тем, кто заранее не запасся наличными, купить это все уже не на что.

«Сейчас такая ситуация, как в 90-х примерно — торговля с багажника, — говорит Кеба. — Возможен перевод с карты на карту, но сегодня безнал мало кого интересует. Проблема — это найти наличку, за ней нужно стоять весь день, а то и пару дней постоять подряд, чтобы словить момент, когда можно снять, если финансы вообще имеются».

Другая серьезная проблема в Херсоне — острый дефицит медикаментов.

«У меня 2000 заявок только от людей с хроническими заболеваниями, которые, ну, по факту ближайшие две недели умрут, если не получат эти лекарства, — говорит Рыженко. — Большая часть людей задыхается без лекарств, другая часть людей — эпилептические припадки, психоневрологические заболевания, онкология. Лекарств вообще нет. И не предвидится».

Несмотря на проблемы, жители Херсона и военные эксперты называют режим оккупации в городе щадящим. Сравнивают его с происходящим в Сумской, Киевской и Черниговской областях. Из этих областей приходят десятки сообщений и видео с расстрелами мирных жителей на улицах, в нескольких населенных пунктах людям запрещали хоронить близких, а многие города и села остаются без света, тепла и воды.

«Я не знаю, почему так происходит. Ну наверное, из-за того, что здесь не было сопротивления ВСУ. А там, где идет сопротивление, там идет и разрушение», — говорит мэр Херсона.

На данный момент в Херсоне нет представителей ни одного из силовых ведомств, а около полусотни представители территориальной обороны, которые пытались защищать Херсон, убиты.

«Херсон пока, подчеркиваю, пока живет в условиях лояльности. Оккупанты никогда не сталкивались с таким организованным сопротивлением, которое сейчас мы наблюдаем в Херсоне, потому они еще не получили методички, которые позволят им действовать в определенном направлении», — говорит военный эксперт Сергей Грабский.

Несмотря на относительно мирную картину, активисты и мэр рассказывают, что в Херсоне пропали без вести несогласные с оккупацией: активисты, политики и журналисты, которые с первых дней войны выступали против российской агрессии. По разным данным, в Херсоне с начала боевых действий пропали без вести до 400 человек. В условиях войны Настоящее Время не может независимо подтвердить эти данные.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 2.3(8)

Читайте еще

Война, 24 сентября. Зеленский — россиянам: «Убежать от преступной мобилизации лучше, чем быть искалеченным». Путинские десятилетки. Ален Делон: «Был бы на 50 лет младше, вступил бы в армию Украины». Лидеры G7 грозят России новыми санкциями

Война, 23 сентября. «Референдумы» под дулом автомата. В Изюме закончили эксгумацию. Россию могут попросить из Совбеза ООН. Германия предоставит убежище бегущим от мобилизации россиянам. Лукашенко: «Не будет никакой мобилизации. Это вранье»

Война, 22 сентября. Зеленский — россиянам: «Протестуйте. Боритесь. Убегайте. Или сдавайтесь в украинский плен». Минобороны РФ: 10 тысяч человек явились в военкоматы за первые сутки. Украина обменяла кума Путина на защитников «Азовстали»

Война, 21 сентября. Протесты в России: «Против мобилизации!» Обращение ВСУ к военнослужащим РФ. Генсек НАТО: Путин совершил ошибку. Из Москвы раскуплены билеты в Стамбул, Ереван, Минск, а буряты – рванули в Монголию

Война, 20 сентября. Новые «военные законы» и «референдумы» (уже на этой неделе). Россия пошла на эскалацию? Ермак: «Наивный шантаж угрозами и страшилками. Враг боится, примитивно манипулирует»

Война, 19 сентября. Глава Еврокомиссии: «Российская промышленность разорвана в клочья!» Литва думает о запрете въезда для белорусов по шенгенским турвизам. Почему освобождение Белогоровки – большое психологическое значение для Киева