Филин

Сергей Василевский

Фридман: «Финны всегда вели себя очень осторожно, помня все время, кто их сосед»

Политолог из Германии Александр Фридман обсудил с Филином скорое вступление в НАТО Финляндии и Швеции.

— Еще год назад новость о скором вступлении Финляндии и Швеции в НАТО прозвучала бы, наверное, фантастически. Как сейчас на Западе воспринимается эта новая реальность?

— Судя по высказываниям политиков и публикациям в прессе, это кажется абсолютно логичным и ожидаемым шагом. Особенно учитывая тот факт, что Финляндия граничит с Россией, Швеция находится близко. Тем более, что общественное мнение в обеих странах поддерживает данное решение. Так что здесь никто не удивлен.

Конечно же, подчеркивается, что это историческое решение, особенно в отношении Финляндии. Эта страна долгое время была нейтральной. Тот же термин «финляндизация» означает учет интересов соседнего большого государства — и во внутренней политике, и во внешней.

Финны всегда вели себя очень осторожно, помня все время, кто их сосед. Это касалось в том числе и европейской интеграции — они вступили в Евросоюз только в 1995-м. Вопрос о вступлении Финляндии в НАТО не обсуждался там раньше на серьезном уровне, чтобы не раздражать Россию.

Финны всегда считали это чем-то невероятным, так как были убеждены, что Москва им никогда этого не позволит. Но сейчас сложилась ситуация, когда Россия занята, отреагировать жестко не может. Учтя это, а также внешнеполитическую ситуацию, эти страны и решили вступить в альянс.

Тут, наверное, стоит вспомнить другие нейтральные страны, которые в НАТО вступать не собираются — Австрия и Швейцария. Здесь этот вопрос на серьезном уровне не рассматривается. Они не граничат с Россией и война в Украине для них — далекая история. В случае в Финляндией все иначе.

— Иными словами, Путин своими же руками сдал «финляндизацию» как явление в архив?

— Думаю, да. Что тут интересно: термин этот вспомнили в начале этого года. Были публикации, которые потом французская сторона опровергала, что якобы Эмманюэль Макрон пытался обсуждать финляндизацию относительно Украины.

Такие слухи были и это не исключено, меня бы не удивило, если бы это было на самом деле. Но, после того, что произошло с Украиной, ни о какой финляндизации на границе с Россией речи больше не идет.  

Применим ли этот термин к Беларуси? Все же, Финляндия проводила более независимую политику, прислушиваясь к мнению СССР. О режиме Лукашенко такого не скажешь.

— В своем ультиматуме глава России требовал возращения НАТО в границы до 1997-го. В итоге же получил без пяти минут новых членов альянса, один из которых — его непосредственный сосед с общей границей свыше тысячи километров. Насколько это опасно для самой Москвы? Есть ли вероятность повторения истории 1939-1940 годов?

— Угроза такая, понятно, есть. Но с российской стороны. Так как все эти истории с НАТО — это не проблемы угрозы, это прооблемы российского восприятия.

Да, блок расширяется, но НАТО — это оборонительная альянс. И все заявления о том, что НАТО собрается нападать на Россию, это все российские фантазии.

И эти фантазии не имеют ничего общего с реальностью. Страны НАТО понимают, что Россия — это государство, обладающее ядерным оружием. Альянс никогда не собирался нападать и воевать против страны, у которой есть ядерное оружие.

Когда появлялись страны, которые хотели получить защиту альянса, их принимали, но сам альянс никогда ни на кого не нападал в том понимании, как это видится Москве. Да, была история в Косово и Югославии, но это другой случай. Это никак нельзя сравинивать с тем, что сейчас делает Россия.

Финляндия и Швеция улучшат свое положение в вопросах безопасности. НАТО станет более мощным, так как финская армия достаточно неплохо подготовлена.

Что касается России, то тут принципиально ничего не изменилось. Изменилось только в восприятии. Теперь Путин очевидно считает, что его окружили еще больше, чем это было раньше. Но это проблема его восприятия, его отношения к реальности.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 5(22)