Александр Старикевич

Как Москва подставилась, защищая Тегеран

В истории с украинским самолётом, который был сбит в Иране, весьма показательны две вещи.

Поведение Ирана: «Это не мы». Через три дня: «Это мы»

8 января, спустя считанные часы после крушения «Боинг-737» компании «Международные авиалинии Украины», Тегеран опроверг «слухи», что в самолет попала ракета. «Причиной был пожар в двигателе и неудачная попытка пилота взять лайнер под контроль», – заявил представитель Министерства дорог и городского развития Кассим Низами.

9 января официальный представитель иранского правительства Али Рабей назвал сообщения, что самолет был сбит ракетой, «психологической войной против Ирана».

В тот же день высказался еще один высокопоставленный чиновник.

Версия о том, что самолет был сбит ракетой, не может быть правдой ни при каких обстоятельствах.

Али Абедзаде, Глава Организации гражданской авиации Ирана

10 января он же добавил: «Мы с уверенностью можем сказать, что ракета в этот самолет не попадала».

11 января Корпус стражей исламской революции взял на себя полную ответственность за катастрофу самолета МАУ. Командующий военно-космическими силами КСИР Амир Али Хаджизаде признал, что иранский Генштаб был в курсе настоящей причины катастрофы еще утром 8 января…

В тот же день президент Ирана Хасан Роухани полностью признал вину собственных военных в происшедшем.

В общем, три дня Тегеран, зная, что произошло на самом деле, лгал всему миру. Эти люди оказались не в состоянии даже просчитать последствия своего поведения, в частности, то, насколько быстро их враньё будет разоблачено. Когда же стало понятно, что изворачиваться бесполезно, была оформлена «явка с повинной».

Поведение России: «Нет оснований обвинять Иран»

Казалось бы, зачем Москве в истории с авиакатастрофой сходу яростно вступаться за Иран? Увы, наши соседи давно взяли на себя функции бесплатного адвоката мирового отребья – при условии, если оно исповедует антизападничество.

С первых же часов российские официальные лица и пропагандисты начали защищать Исламскую республику от «несправедливых нападок». Ленты информагентств пестрели заголовками типа «Эксперт исключил причастность Ирана к крушению украинского Boeing».

Даже 10 января, после того, как канадский премьер-министр Джастин Трюдо озвучил истинную причину катастрофы, первый замглавы международного комитета Совфеда, генерал ФСБ Владимир Джабаров сказал РИА Новости, что основания для заявлений, что украинский самолет в Тегеране был сбит ракетой, отсутствуют.

Запад заранее назначил виновным Иран в этой трагедии.

Владимир Джабаров

За считанные часы до того, как стражи исламской революции признали свою вину, заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков прокомментировал слова Джастина Трюдо: «Начинать некие игры по меньшей мере недостойно. Никаких оснований, я уверен, нет, чтобы на подобной стадии выступать с подобного рода громогласными заявлениями»…

Невозможно представить себе, чтобы российское руководство на третий день после катастрофы не знало, кто виноват. Следовательно, оно сознательно покрывало преступника – до того момента, пока Иран не выступил с «чистосердечным раскаянием».

Проекция: «Это решение было единственно правильным»

То, что Москва вписала очередную позорную страницу в свою историю, вряд ли сильно отразится на её репутации: «то, что мертво, умереть не может». Но вот время и сюжет оказались весьма неудачными для Кремля.

Совсем скоро, 9 марта, в Гааге начинается суд по делу о другом «Боинге» - самолете Malaysia Airlines, который был сбит над Донбассом летом 2014 года. Главный подозреваемый в глазах международной общественности – Кремль, предоставивший боевикам-сепаратистам зенитно-ракетный комплекс «Бук».

И именно в этот момент случается сюжет, первые главы которого словно написаны под копирку: ракета уничтожает пассажирский лайнер, виновные всё отрицают…

Кстати, Владимир Джабаров даже сам параллель провёл, говоря о катастрофе в Иране: «Это как ситуация с малайзийским Боингом, когда поторопились во всем обвинить Россию». Вот только Тегеран признал свою вину спустя три дня, а Москва продолжает отрицать и через пять лет.

Кстати, после того, как Иран раскололся, чудный комментарий дал еще один российский персонаж.

Тегеран сказал правду. В данных условиях это решение было единственно возможным, единственно правильным... Они могли пытаться потянуть время, завуалировать свою вину, но мы понимаем, что рано или поздно правда все равно бы стала достоянием.

Леонид Слуцкий, глава комитета Госдумы по международным делам

Остается только порекомендовать Москве тоже принять единственно правильное решение. Но шансов на то, что она поступит в соответствии с выводами Слуцкого, практически нет.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4 (оценок:183)