Юрий Богомолов, Сноб

И ты, Друзь? Размышления после телескандала

Телеприятели рискнули испытать друг друга на порядочность, и ничего у них не получилось. Получился скандал. Примечательный.

Коллаж Анастасия Карагодина

Одно к одному

История с попыткой подкупа главного редактора программы «Кто хочет стать миллионером» Ильи Бера магистром клуба «ЧГК» Александром Друзем, которой, возможно, и не было, смотрится как вишенка на торте с названием «Коррупция».

Еще пару недель тому назад казалось, что такой «вишенкой» был арест сенатора Арашукова в зале заседаний Верхней палаты российского парламента. А до этого — видео задержания министра Улюкаева. А еще раньше (или после) — милицейский чин, нахапавший около тонны дензнаков…

«Вишенок» становится все больше и больше. Все одно к одному. А тут еще подоспела статья господина Суркова с мыслью, что у нас на зависть прочим странам и континентам все наружу: и всесилие спецслужб, и неприязнь к демократическим нормам, и неправедность законов, и, понятное дело, коррупция. Такая вот у нас новейшая искренность.

Ладно бы коррупционная порча поразила губернаторов, сразила бизнес, отравила парламентариев, бросила бы тень на правительство и зацепила бы святая святых — администрацию президента… Но она коснулась благородного семейства интеллектуалов, в чистоту помыслов которых мы верили так, как не верили себе.

Родилась эта чистота давно, в доисторические времена, то есть в советскую пору, когда Друзь и его друзья в случае победы могли рассчитывать на приз в виде дефицитной книги. Самой большой наградой для каждого из них была репутация умнейшего, эрудированнейшего человека. Теперь не так. Теперь, как выяснилось, человека может испортить не только квартирный вопрос. Денежный вопрос с неменьшим успехом способен сделать то же самое, поскольку и умные, широко эрудированные люди не прочь стать миллионерами.

Случай с интеллектуалом Друзем — пустяк по нынешним временам, если иметь в виду материальную сторону. Тем более ничего еще не доказано, да и самого состава преступления не случилось. Самое большее, о чем можно говорить, — о возможных намерениях подкупа. Но то, как одно только допущение обмана громко срезонировало в медиа, вернее всего свидетельствует об атмосфере, перенасыщенной испарениями дел о взятках, откатах, шантажах, в иных случаях — о пытках.

Бывает, что и при утечке небольшого количества газа в замкнутой среде довольно искры, и грянет взрыв с последующим пожаром, с сопутствующими ему человеческими жертвами. Короткое сообщение в сети от господина Берга взорвало информационное пространство.

Цена репутации

То, что все и сразу поверили в корысть известного медиаперсонажа, неудивительно. Удивительна, пожалуй, другая вещь. Как живо разволновались и производители ТВ-продукта, и его вещатели. Почти мгновенно был отстранен от работы главред «Миллионера» господин Берг с оговоркой «временно» и исключен из клуба именитых интеллектуалов виновник «торжества» Александр Друзь.

Производители и вещатель в один голос заговорили о моральном уроне. Пресс-служба вещателя объявила: «На Первом канале считают неэтичным и недопустимым поступок Ильи Бера и Александра Друзя, которые осознанно сделали заложниками своих подозрений в отношении друг друга зрителей и десятки своих же коллег-телевизионщиков, причастных к созданию шоу». Там отметили, что ситуация нанесла вред репутации телеигры «Что? Где? Когда?» и самому каналу как вещателю.

Ничего подобного прежде не приходилось слышать от пресс-служб госканалов по поводу вранья или хамства в их эфирах.

Оказалось, что репутация в наше время на нашем ТВ еще кому-то нужна, важна и чего-то стоит. Для силовых ведомств она давно без надобности. В СМИ за нее еще как-то борются, но при нынешней густоте фейкового шума и пропагандистского ора не слишком успешно. В бизнесе она гроша ломаного не стоит, в чем мы только что имели возможность убедиться, став свидетелями ареста Майкла Калви, предпринимателя с безукоризненным, по общему мнению, реноме. А вот для игры чистого и светлого разума, каковой задумывалась викторина «Что? Где? Когда?», она — первейшее условие. И если она оказывается разрушенной, то и любой результат игры представляется ничтожным.

Напомню, что только первые десять лет игра, придуманная Владимиром Ворошиловым, шла в записи. Советское теленачальство, убедившись, что «ЧГК» не ставит под сомнение основания советского строя и не колеблет краеугольных его камней, допустило эту забаву в прямой эфир.

Хотя один человек все-таки углядел в ней «контру» и угадал ее стратегическую небезобидность для режима. То был многолетний председатель телерадиокомитета товарищ Лапин, с которым у Ворошилова состоялся однажды откровенный диалог: «Что Вы делаете в Вашей передаче?» Я, тогда молодой человек, ответил: «Учим людей думать, решать проблемы». Он говорит: «Вот. Вы же государственный преступник!» — «Как?» — я опешил. «Вот смотрите: Вы учите людей думать, они думают над этим вопросом. Посмотрите на улицу. Жизнь им тоже ставит вопросы. И не дай Бог они начнут думать там, на улице, над теми вопросами, что им ставит жизнь! Ведь получится ерунда».

И сейчас можно подивиться тому, как глубоко усвоил суть советского режима один из его верных оруженосцев — Сергей Лапин. Он правильно понимал свою сверхзадачу — по возможности лишать людей навыков размышлений над былым, настоящим и, тем более, будущим.

Меж тем Ворошилов со своим вихревым волчком не просто тренировал интеллект граждан, но наглядно демонстрировал красоту интеллектуального процесса. А когда команды стали играть в прямом эфире, то эффект достоверности, подлинности мозговых штурмов и атак заметно усилился. И понятно, что каждый выход в эфир «ЧГК» был как камушек, упавший в стоячее болото клишированной действительности.

Другим таким камушком стал «КВН», страх перед которым у советской власти был еще сильнее. Сейчас это шоу не узнать, это такой самодеятельный вариант «Петросян-шоу».

«Мы вне политики», — предупреждают и те, кто считает себя приверженцами смеховой культуры, и те, кто занят «апологией чистого разума». Лукавят и те, и другие, поскольку тех и других накрыла густая тень политической конъюнктуры. В отношении «КВН» ничего и объяснять не надо. Применительно к «ЧГК» можно вспомнить, как «знатоки» развелись с одним из самых известных своих коллег — Ильей Новиковым, который оказался еще и известным правозащитником.

Ему пришлось выбирать между телевизионной популярностью и гражданским долгом. Он выбрал долг. Руководство телекомпании «ТВ-игра» пыталось настаивать на своей аполитичности, но всем было понятно, что успешному знатоку было отказано в «доме» только потому, что он из оппозиционного лагеря.

Теперь вещатели и производители интеллектуальных соревнований на деньги столкнулись с подозрениями в договорных матчах. А «случай Друзя и Бера», независимо от исхода их тяжбы, послужил всего лишь детонатором взрыва недоверия. Это только кажется, что телеэфир разделен звуко- и светонепроницаемыми перегородками на каналы, форматы и жанры. Что в пропагандистских и таблоидных шоу можно врать, передергивать, подтасовывать, лицемерить, подличать, а в соседней студии блюсти чистоту и невинность, сеять разумное и вечное.

Стоило бы иметь в виду, что эфир — это воздушно-капельная среда, а коррупция — инфекционная зараза. Сначала она бросает тень подозрительности на честные проекты, затем — манит вовлеченных в них сомнительными возможностями, потом соблазняет, наконец развращает…

Трудно сказать, какие потребуются заклинания и заверения авторам шоу-викторин, чтобы убедить массовую аудиторию в своей неподкупности. Телезрители еще долго будут смотреть на интеллектуальные подвиги магистров сквозь призму телевизионного скандала имени Александра Друзя.

Петровская: «Самое интересное, что никто, в общем, скандалу с Друзем особенно не удивился»

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.7 (оценок:26)