Павел Рос
Горняк: «У меня был перелом позвоночника, а начальство говорит, что я на коленях стоял и умолял!»

31-летний житель Солигорска получил серьезную травму в шахте «Беларуськалия», однако под давлением руководства указал, что упал с лестницы на даче. Теперь он пытается добиться правды.

Сергей Гринюк до трагедии. Фото со станицы в вКонтакте.

Несчастье случилось с электрогазосварщиком Сергеем Гринюком, когда он получил наряд на ремонт конвейера в шахте на глубине около 600 метров.

Когда ремонтировал, честно говоря, забыл выключить кнопку, – рассказал он «Салiдарнасцi». – Включился конвейер, меня начало тянуть, затянуло между листом и конвейером, а после этого выкинуло на землю.

Увидев, что произошло, коллеги позвонили в «скорую», после чего приехал медврач, который оказал первую помощь.

– Потом меня подняли наверх и на личном транспорте завезли в приемный покой. Начали просить, чтобы не делал производственную травму, а бытовую. Я под этим шоком согласился и подписал, – признался Сергей

Поддавшись уговорам начальства, пострадавший подтвердил, что взял на этот день отгул и получил травму, когда упал с лестницы на даче:

– А потом узнал о величине травмы, она оказалась тяжелой. Это был перелом ноги полностью – две кости, и позвоночника перелом. После этого решил, что надо писать на производственную, потому что травма очень тяжелая и как сложится все в будущем – неизвестно.

С этого момента, по словам Сергея, в поведении руководителей произошли заметные перемены.

– До этого они ко мне каждый день приходили, а после того, как я написал на производственную травму, ко мне даже никто не пришел. И не позвонил. Наши профсоюзы тоже не позвонили... Когда я сегодня им набрал, они даже не знали, на какой стадии мое дело, – рассказал он.

Сейчас мужчина, пролежав два месяца в больнице, справляется с проблемами собственными силами – так как в больничном листе указано, что травму он получил бытовую, а не производственную:

– С ногой очень тяжело, потому что могут быть тромбы, пью лекарства дорогие. На свои деньги все покупаю – одна упаковочка лекарства стоит 120 рублей. И это на один месяц. Плюс еще пью много других лекарств. На позвоночнике сделали две операции, зафиксировали его – и только через шесть месяцев будет окончательный диагноз, как оно срослось. И что будет в будущем. 

Нужно отметить, что сначала Сергей не хотел общаться с прессой – и согласился рассказать свою историю журналистам только после того, как оказался в безвыходной ситуации. В конце разговора мужчина рассказал, как именно начальники уговаривали его подписать злополучную бумагу.

– Первые слова были у них, есть ли у меня дети. У меня двое детей. Потом спросили, хочу ли я вообще работать. Если ты хочешь, то знаешь, что надо написать бытовую травму. Это начальник отделения был и начальник по охране труда... Потом, когда пошла проверка, то начальники сказали, что я сам просился, стоял на коленях перед ними, чтобы они не давали ход производственной травме. Хоть у меня был перелом позвоночника, я не мог сесть, они говорили, что я на коленях перед ними стоял и умолял! – вспоминает Сергей.

Сейчас пострадавшему работнику шахты помогает известный правозащитник Леонид Судаленко. В комментарии «Салiдарнасцi», он высказал мнение, что наниматели использовали беспомощное, шоковое состояние работника, который получил тяжелую травму:

– Спасать человека надо, а они пытаются прикрываться такими моментами, пытаются превратить производственную травму в бытовую. Если, не дай бог, он станет инвалидом, то государство даст минимальный размер пенсии по инвалидности – и все. Человек больше никому не будет интересен!

Правозащитник подчеркивает: в случае производственной травмы пострадавший может претендовать не только на единовременные выплаты в зависимости от степени потери трудоспособности, но и на ежемесячную пенсию от «Белгосстраха», а также участвовать в различных программах реабилитации.

– И об этом важно помнить всем работникам, – добавил он.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)