Александр Бречек, ”Телеграф”
Голодовка отчаяния

Говорят, что человек и один в поле воин, если это его поле. Когда-то А.Козулин заявил: «Я человек результата. Я еще никогда не проигрывал. В любом случае я добьюсь поставленной задачи и цели. Я очень люблю свою страну и не хочу, чтобы она оказалась в средневековье. Я здесь родился, вырос и здесь умру. Это моя земля и мой народ». 20 октября 2006 года, уже находясь в заключении, экс-кандидат в президенты республики Беларусь начал свою бессрочную голодовку протеста. Продолжается она 50 дней (!), случай для нашей страны беспрецедентный. За время голодовки А.Козулин потерял 40 килограммов веса, вот-вот в его организме могут наступить необратимые изменения — гипоксия мозга, острая почечная недостаточность, нарушение сердечной деятельности… В случае продолжения голодовки все это по отдельности или вместе взятое приведет к неминуемой гибели опального белорусского политика.

В самом начале голодовки А.Козулин письменно уведомил о своем решении администрацию исправительного учреждения «Витьба-3», в котором он отбывает наказание, изложив в заявлении причины и требования, выдвигаемые им в связи с началом своей акции протеста. Большинство из этих требований касались непосредственно белорусской оппозиции, но не только. В частности, А.Козулин предложил Политсовету ОДС, созвать в ноябре 2006 года Конгресс демократических сил, обратиться к премьер-министру С.Сидорскому с требованием «в соответствии с Конституцией» принять на себя временное исполнение обязанностей главы государства и назначить повторные президентские выборы, а также направить обращения в национальные и международные инстанции по вопросу нелегитимности А.Лукашенко как президента. Кроме того, он настаивал на создании национальной комиссии для организации и проведения международного общественного трибунала над президентом А.Лукашенко и его окружением. Позднее появилось требование добиться рассмотрения «белорусского вопроса» на Совете Безопасности ООН…

То, что в лице А.Козулина мы имеем дело с явлением экстраординарным, не вписывающимся в стандартные рамки привычного для нас образа белорусского политика, стало понятно сразу же после прихода его в большую политику. Все его выступления неизменно отличались крайним радикализмом, часто вообще были «на грани фола» или даже выходили за рамки допустимых норм «политического поведения». Возможно, он лучше других понимал, с кем имеет дело, и что именно такая манера политической борьбы с режимом будет наиболее эффективной. И это совсем не удивительно — как человек А.Козулин сложился «на той стороне», пройдя все ступени белорусской номенклатурной лестницы. Судите сами — морской пехотинец, затем студент мехмата БГУ, командир первого коммунистического студенческого строительного отряда, секретарь комитета комсомола БГУ… А потом — блестящая карьера чиновника от науки: преподаватель, доцент, декан, доктор, профессор, академик, функционер Министерства образования…И, наконец, ректор БГУ с правами министра, член правительства РБ.

Действительно, А.Козулин — «человек результата», который «никогда не проигрывал». Не намерен он проиграть и на этот раз, будучи уже одним из лидеров белорусской оппозиции. Во всяком случае воля, граничащая с фанатизмом, у этого человека присутствует. Даже на суде, когда судьи собирались зачитывать свой объективно несправедливый приговор, А.Козулин заявил: «Мне не нужен ваш приговор. Называйте сразу срок». И вот теперь — бессрочная голодовка. В том, что эта голодовка, в отличие от многих других в Беларуси, действительно бессрочная, сомневаться не приходиться. Она даже чем-то напоминает взятие заложника, но только в «заложники» экс-кандидат в президенты взял самого себя, угрожая суицидом в случае невыполнения выдвигаемых им требований.

Как относиться ко всему происходящему в этой злополучной колонии, я не знаю. Можно было просто «не заметить» этой голодовки и порассуждать на досуге про какие-то отвлеченные темы, но, как мне кажется, случай сейчас не тот. Если произойдет самое худшее, и А.Козулин в результате погибнет, то часть вины за это, безусловно, ляжет на каждого из нас. Голодовка А.Козулина никому, по крайней мере из граждан Беларуси, не оставила права выбора. Промолчать, значит стать косвенным соучастником этого убийства (или самоубийства), поддержать требования голодающего — значит подчиниться его воле. Промолчать невозможно, но и подчиняться воле А.Козулина мне бы не хотелось ни в коем случае. И не потому, что я так уж не разделяю требования председателя Белорусской социал-демократической партии, многие из них как раз мне понятны, а потому, что меня так или иначе заставляют подчиниться, пусть даже при помощи эффекта самопожертвования. А когда меня заставляют, я этого очень не люблю.

Да и к самой голодовке, как к форме протеста у меня отношение двойственное. С одной стороны, как жест отчаяния она, наверное, обьяснима. Голодающий тем самым демонстрирует, что при каких-то сложившихся обстоятельствах лучше добровольно умереть, чем продолжать жить. Можно еще понять голодовку как способ вовлечения других к соучастию, как средство, при помощи которого можно привлечь общественное внимание к проблеме, восстановить нарушенную справедливость, вернуть себе неотъемлимые права. Но чаще всего голодовка — это принуждение других лиц к выполнению каких-либо условий, в том числе и политических, под угрозой смерти голодающего. А если это не просто «лица», а Совет Безопасности ООН? Во что может превратиться эта организация, если она начнет собираться по требованию голодающих разных стран и народов, в которых не выполняются те или иные демократические нормы. Таких стран, как мне кажется, большинство, и потому СБ придется заседать круглосуточно. И что дальше, посылать войска ООН исправлять положение…?

Тем не менее, хоть и со значительным опозданием, опоозиция предпринимает какие-то усилия по спасению А.Козулина. Например, А.Милинкевич обратился с открытым письмом к президентам России, США, Франции, а также к канцлеру Германии с призывом «сделать все возможное, чтобы спасти жизнь Александру Козулину и освободить всех политзаключенных в Беларуси». А 6 декабря лидеры демократического движения Беларуси выступили с совместным обращением в Совет по правам человека ООН, а также к главам стран-членов Совета безопасности ООН с убедительной просьбой «включить в повестку дня вопрос о ситуации с правами человека в Беларуси, приняв по этому вопросу решение, призванное обязать белорусское правительство выполнять соответствующие стандарты в области прав человека и свои международные обязательства». Не осталась в стороне, естественно, и Белорусская социал-демократическая партия (Грамада), которая 8 декабря готовит массовую акцию в поддержку своего лидера.

Не удасться отмахнуться от возможной трагадии и белорусской власти. Случись непоправимое, и полная международная изоляция Беларуси гарантирована. И дело не только в жизни одного конкретного человека, которая сама по себе бесценна, но и в том, что последние иллюзии в отношении нашего государства будут развеяны как дым. Никакими дипломатическими усилиями исправить положение станет абсолютно невозможно.

Хотя, честно говоря, международную реакцию на происходящие в Беларуси события, я бы не стал преувеличивать. Так совпало, что вместе с голодовкой А.Козулина, практически одновременно с ней, объявил бессрочную голодовку еще один политический заключенный, но уже в Гааге. А именно, Воислав Шешель, лидер сербских националистов, обвиняемый в совершении военных преступлений. Голодовка Шешеля началась 10 ноября и состояние его врачи тоже оценивают как критическое. Шешель сдался суду в феврале 2003 года, заявив о своей невиновности и пообещав превратить суд в «посмешище», что ему отчасти и удалось. Начал он с того, что отказался принять участие в предварительных слушаниях. Затем потребовал права самостоятельного выбора юриста и возможности неограниченных встреч с женой. Потом Шешель предложил судьям отказаться от мантий, так как они напоминают ему суды средневековой инквизиции. Он также отверг услуги адвоката «с птичьим гнездом на голове», имея в виду традиционный для английских судебных защитников парик. В конце концов он, как и А.Козулин объявил бессрочную голодовку.

Несмотря на абсурдные, казалось бы, требования, намерения у Шешеля самые решительные. Он не собирается прекращать голодовку ни при каких условиях и даже написал свое политическое завещание. В результате Гаагский трибунал, также как и белорусское правосудие, попал в аналогичную, своими же руками созданную западню, законного выхода из которой найти не удается. То ли кормить Шешеля принудительно, через зонд, то ли дать ему умереть… Учитывая реакцию населения Сербии и пристальный международный контроль за деятельностью суда — ситуация патовая. Однако в случае смерти Шешеля у белорусской стороны появится серьезный контраргумент Западу, вроде «чья бы корова мычала»… Последние сообщения из Гааги свидетельствуют о том, что Шешеля все же решили кормить принудительно.

Интересна реакция России на эти две голодовки. Про голодовку А.Козулина — практически ни слова. В адрес Шешеля — реакция, достаточно бурная. Вот что, например, пишут российские «патриотические», и не только, издания о Шешеле: «Это высший образец самопожертвования в борьбе… Шешель защищает не себя. Он, как до него Слободан Милошевич, защищает Сербию, которая находится под властью коллаборационистского правительства… Голодовка Шешеля — это продолжение борьбы, которую вела югославская армия в 1999 году… Комиссия Госдумы России по изучению практики обеспечения прав человека в иностранных государствах призывает Гаагский трибунал немедленно удовлетворить законные требования Воислава Шешеля и не допустить гибели политзаключенного. Если это произойдет — это будет очередным свидетельством полного банкротства Гаагского трибунала, деятельность которого и без того давно превращена в фарс. Комиссия предполагает на ближайшем заседании рассмотреть вопрос о целесообразности его дальнейшей деятельности, дискредитирующей понятие правосудия и демократии…»

Вот это и называется — двойные стандарты. Почему же Комиссия Госдумы с таким интригующим названием молчит об участи и возможной гибели А.Козулина? Наверное потому, что к Белтрансгазу Козулин не имеет никакого отношения… Да и западные демократии, по крайней мере пока, на голодовку экс-кандидата в президенты Беларуси реагируют очень слабо. Складывается ощущение, что происходящие у нас события мало кого интересуют. Если это так, то рассчитывать в будущем надо только на себя.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)