Глас народа: «Настоящие, сыночек. Грибы, которые растут на деревьях. У нас вот так бесплатно»

Журналисты прогулялись по российскому городу Шахты, что на границе с Украиной, и немного пообщались с местными. Посмотрите, в каких условиях живут в городе с 200.000 населения.

***

– Мы уже отказались от мяса, перешли на курицу, – рассказывает молодая женщина на фоне вывески «Ломбард. Займы под залог» и не теряет оптимизма. – Надеемся на лучшее. Потерпеть надо, всего лишь потерпеть чуть-чуть.

***

Дальше кадр меняется и мы узнаем, что хорошо сделанная дорога до сих пор непозволительная роскошь даже в крупных городах РФ.

На резонный вопрос журналиста «а где асфальт?» жительница Шахт удивляется:

– Асфальт? Какой?

На фоне слышно, как кто-то говорит «его никогда не было у нас».

– Сколько себя помню так всегда было, – недоумевает вопросу еще одна девушка.

– Вас бомбили? – продолжает журналист.

– Нет.

– А что с дорогой?

– Не знаю.

– А что же здесь происходит, когда проходит дождь?

– Грязь и слякоть.

– Перед выборами они приезжают и боронят грейдером. У нас дорога лучше, чем асфальт. До первого дождя, – смеется другая женщина.

***

– Всю жизнь терпим. Что мы делаем? И живем на пенсии на такие маленькие. И терпим всю дорогу. И придется нам терпеть. Нам никто не сделает. Это факт, – трезво рассуждает еще одна жительница.

***

– Эту брусчатку еще делали пленные немцы. Они умели делать, – раскрасневшийся мужчина с неуверенной дикцией дает небольшой экскурс в историю города.

– Были когда-то тротуары, все разрушилось. Где-то лет тридцать назад делали, – эстафета экскурсовода переходит к другой жительнице Шахт.

***

Затем авторы видео перемещаются в жилой дом по улице Лермонтова, заходят в подъезд и обращают внимание на висящую вдоль стен проводку, кусками покрашенные стены и страшного вида потолок.

– В подвале воды полно. Крыша течет, никто ничего не делает, – жалуется одна из жительниц с подбитым глазом.

– Что у вас здесь не течет?

– Да у нас тут все течет, – отрезает ее соседка.

Мужчина в характерной кепке-уточке не боится таких жилищных условий, и у журналиста с ним выходит довольно короткий диалог:

– Нормально живем, - уверяет мужчина.

– Привыкли?

– Да.

После этого камера продолжает путешествие по тому, что можно назвать подъездом и фокусируется на вырванной розетке.

– С 1983 года не красили и ничего не делали, когда было общежитие, а сейчас у нас «коммуналка». Катакомбы какие-то, – продолжает жаловаться уже знакомая нам женщина с фингалом.

Вишенкой на торте, а точнее грибом на торте становится следующий диалог между журналистом и еще одной жительницей дома:

– Я не могу глазам поверить. Это что настоящие грибы? – восклицает журналист, увидев их на одной из стен.

– Настоящие, сыночек. Грибы, которые растут на деревьях. Люди высаживают, а у нас вот так бесплатно. Вот они остались, видите? – пожилая женщина подходит к двери и по очереди указывает пальцем на четыре гриба, выросших над дверью.

– А как же так жить-то?

– А че, мой золотой, живем. Сейчас я вам покажу, сколько у меня ведер, – практически цитирует известный мем про нападение на Беларусь та же женщина.

Заканчивается путешествие по дому на Лермонтова кадрами отслоившихся обоев, огромных кусков плесени на стенах и ведер, которые жильцы подставляют на случай дождя.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.9(35)

Читайте еще

Конвейер репрессий. В Орше задержана зоозащитница Елена Мирошниченко. В «террористический список» добавили еще восьмерых белорусов. Адвоката Виталия Брагинца приговорили к 8 годам колонии усиленного режима

«Напрягают видеокамеры везде, где только можно»

Назаров: «Никто не скажет: «Мама, погоди, я через восемь лет приду, помогу тебе, держись»

«Вскрывал вены, потому что понимал: если это продлится еще немного, то выйду полным инвалидом»

Конвейер репрессий. На старейшину баптистской церкви Андрея Мамойко и его жену завели уголовное дело. Названа дата нового суда над Сергеем Тихановским

Конвейер репрессий. Российская журналистка после ареста на Окрестина: «Правозащитницу Насту Лойко били электрошокером». Дочь репетитора Ливянта задержали на суде над родителями. Павла Можейко оставили под стражей еще на месяц