Ермошина: «Я вообще не хожу уже по улицам»

Глава ЦИК рассказала об угрозах, которые получает.

В интервью РИА Новости Лидия Ермошина пожаловалось на крайне напряженные условия, в которых ей приходится работать и отметила, что все политические кампании пробуждают определенные психопатические настроения у людей, которые психологически нестабильны.

Предлагаем отрывок этого интервью.

Ермошина: «Отказ в регистрации может быть, если недостоверность в декларации 20%»

— Лидия Михайловна, ранее вы отмечали, что нынешняя президентская кампания самая сложная для вас. С чем это связано? Изменилась ли ситуация сейчас, когда до выборов осталось не так много времени?

— Да, эта кампания, действительно, самая сложная. Буквально с первых ее дней были предприняты попытки по дезорганизации деятельности Центральной комиссии. Во-вторых, были предприняты попытки по запугиванию как членов ЦИК, так и избирательных комиссий снизу.

И третье – если раньше, скажем так, попытки создания политической нестабильности предпринимались всегда в конце избирательной кампании, в период предвыборной агитации, то в этот раз раскачать ситуацию, создать некую предреволюционную обстановку в стране пытались уже с начала выдвижения кандидатов в президенты, с первых дней сбора подписей.

Будет ли меняться эта ситуация? Я думаю, да. Но это опять-таки связано прежде всего с тем, что наиболее активные организаторы всех этих беспорядков просто находятся в местах не столь отдаленных и не могут руководить тем самым революционным процессом. Я имею в виду господина (Сергея) Тихановского и господина (Николая) Статкевича.

По сути дела, они и были всеми этими организаторами. Именно Статкевич привел в ЦИК группу из 30 граждан, которые не планировали стать кандидатами в президенты, но находились под его абсолютным политическим влиянием и пытались, подав массово документы на регистрацию своих инициативных групп, дезорганизовать работу ЦИК.

Просто они были уверены, что мы не в состоянии проверить все представленные документы и выпустим в свободное пространство по крайней мере 30 политических ораторов, которые будут создавать напряженный политический фон. Это не удалось – нас стали запугивать, потому что были другие «бойцы», это уже Тихановский вступил в бой. Так что в этом плане, конечно, кампания является сложной, особенно для организаторов выборов.

— С чем вы связываете то, что работу ЦИК пытались блокировать уже с начала выборов?

— Во время предыдущих кампаний попытки по дезорганизации избирательного процесса предпринимали зарегистрированные кандидаты, а за ними уже шли «бойцы». На этих выборах такие попытки предпринимали люди, которые, в принципе, не собирались участвовать в выборах как кандидаты. Это просто революционеры, которые хотели изменить ситуацию вневыборным способом, использовав эту кампанию для своих целей.

— Были за последнее время случаи запугивания лично вас, членов Центризбиркома или территориальных комиссий?

— Анонимные запугивающие письма в ЦИК приходят по электронному адресу. Есть звонки, они особенно активизировались, когда, например, арестовали господина Бабарико, и у нас на горячую линию стали поступать угрозы, хотя мы к аресту, естественно, никакого отношения не имеем, но нас почему-то выбрали в качестве козлов отпущения.

Если изучить эти тексты, видно, что их пишут неадекватные люди. Все политические кампании пробуждают, скажем так, определенные психопатические настроения у людей, которые психологически нестабильны.

— Опасаетесь за свою безопасность? Ходите с охраной?

— Нет, я хожу без охраны, но я вообще не хожу уже по улицам. То есть я приезжаю на работу и уезжаю на машине домой, в Дрозды. По сути дела, если бы не огороженный поселок, у меня не было бы возможности дышать свежим воздухом.

А опасаться или не опасаться за свою безопасность – это бесполезно. Я думаю, что нужно, во-первых, всегда сохранять присутствие духа и, во-вторых, верю в наши правоохранительные органы.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 1.1 (оценок:98)