Доктор Комаровский: «Бармалей не должен победить. Никак»

Известный украинский врач — о том, почему будущее человечества определяется победой Украины. И что должно сделать это самое человечество.

— Жалко. Сейчас огромная страна летит в пропасть и тащит за собой огромное количество людей, которым, с моей точки зрения, надо дать шанс, — высказался Евгений Комаровский про россиян на канале Продолжение следует. — С каждым днем произнести слова — «там есть нормальные люди», «им надо дать шанс», «не все они такие» после Кременчуга, Бучи, Мариуполя, Северодонецка, Волновахи — все труднее и труднее.

Я просто привык к тому, что ни на ком нельзя ставить крест. Всегда можно попытаться переучить, переубедить.

Доктор Комаровский подтвердил, что во время войны его отношение к россиянам изменилось очень сильно. Он также указал на их главное отличие от украинцев.

— Факт, что огромную толпу ведут к обрыву, совершенно очевиден. Даже если ты внутри и края обрыва не видно, он все равно приближается. А они идут и идут, как на заклание.

Более того, еще говорят, идем веселее, идем в ногу, песню запевай. Это абсолютно овечье поведение. Так нельзя. В Украине такое невозможно много лет. Украинцы не пойдут вот так, они будут сражаться.

Это было понятно и по нашей политике, и по нашим разным президентам, и по нашим действительно конкурентным выборам, и по нашим мордобоям в прямых эфирах. У нас много проблем, но мы, по крайней мере, можем рот открыть.

А кивать головами и идти на заклание — для меня это приговор. Я очень сильно огорчен. Но меня радует, что практически все мои близкие друзья остались людьми, и их почти никого уже нет в России, — сказал доктор.

Он перечислил условия, при которых был бы возможным его визит в Россию:

— Это признание ошибок, раскаяние, компенсация потерь, осуждение всех, кто в этом виновен. Если увижу все эти факторы, я приеду, как еще одна прививка для здравого смысла, чтобы этого больше никогда не повторилось. Чтобы рассказать про то, через что мы прошли. Хотя это зло абсолютно необъяснимое.

Много лет назад я написал книгу «Здоровье ребенка и здравый смысл его родственников». Если под ребенком рассматривать сейчас Россию, то родители просто растеряли здравый смысл и этот ребенок умирает.

Но я реаниматолог, я знаю, что ресурсы неисчерпаемы. Только надо понимать, ради чего вы его сейчас реанимируете. Шансы есть, хоть оптимизма у меня и нет.

В моей практике была история, когда еще не было мониторов, и мы делали массаж сердца по слуху, я реанимировал трехлетнего мальчика. У него был круп, отек гортани, рефлекторно остановилось сердце.

Мы делали массаж 20 минут — сердце не заводится. Я говорю сестре: фиксируй смерть. А она плачет и просит, доктор, давайте еще. И мы еще 10 минут реанимируем, а потом еще — и через 40 минут мы услышали сердце. И я это помню до сих пор.

Главное, никогда не терять надежды, никогда! Есть у тебя силы — сопротивляйся до конца. Бармалей не должен победить. Никак, — уверен украинский врач.

Также он, рассуждая о войне в глобальном контексте, признался в своем самом большом разочаровании.

— По итогу украино-российской войны просто обязано произойти тотальное изменение мироустройства, которое будет определять все в дальнейшем.   

Эта война показала всю несостоятельность мировых институций, всех этих ООН, ЮНИСЕФ, Красного Креста, ЕС, НАТО. Все это болтовня без реальных возможностей влиять на зло.

Реальное зло обстреливает сотнями ракет в день дома и торговые центры, а все ему грозят, ну, мы вам покажем, скоро. Это одно из самых глобальных разочарований, через которые я в этой жизни прошел.

Как может мир на это смотреть? Когда Зеленский на Совете ООН встал, они минуту думали, вставать им или не вставать в память о погибших. Минута им понадобилась, чтобы решить, что пора вставать! И это высшая дипломатия мира.

Для меня это слом всего, во что ты верил. Когда Лавров рассказывал про неработающий центр, просто врал, а с ним еще кто-то общался. Люди должны были повернуться к нему спиной. Это мое отношение.

У мира возможностей, чтобы помочь Украине, намного больше, чем у россиян. Россияне могут прийти только к акциям массового неповиновения, но парадокс в том, что там система. Сейчас мы говорим о стаде, окруженном таким количеством овчарок, что только кто вырвется за территорию, его тут же загрызут.

Что касается мира, то это зенитные комплексы, люди. Мы сейчас тратим много времени, чтобы обучить своих бойцов обращаться с западной техникой. Но любой американец может уволиться из своей армии и заключить контракт с ВСУ и воевать здесь на американской технике. Вот вам будет реальная помощь, тогда мы не будем терять время на обучение.

Оружие нужно всякое, все нужно, поэтому надо все забыть и понять, что здесь в Украине решается судьба цивилизации. Если Украина погибнет сейчас, это будет победа зла, это только убедит  хищника, что с ним ничего нельзя сделать, это аукнется всему миру.

Я не очень понимаю отговорок: мы не можем отказаться от газа, потому что мы замерзнем. У нас угроза умереть, а у вас —замерзнуть. Так купите лишнее одеяло, но перестаньте финансировать этого мерзавца!

Будущее человечества определяется победой Украины. Если Украина победит, у мира будет шанс. Если Украина проиграет, мы все будем жить очень плохо, мы просто будем деградировать.

Выстройте приоритеты, поймите, что помогая Украине, вы помогаете себе, помогаете будущему, своему и своих детей.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 3.5(65)

Читайте еще

Левшина: «Кое-кто явно перепутал причинно-следственные связи, решив сделать журналистов ответственными за события 20-го года»

«Калі гэты працэс будзе даведзены да канца, то гэта безумоўны прыклад пераследу касцёла ў Беларусі»

Конвейер репрессий. От 4 до 14 лет: вынесен приговор по «делу БелаП*Н». Власти забирают у верующих Красный костёл. Журналиста Анджея Почобута добавили в «террористический список» (дополняется)

Конвейер репрессий. Дашкевич переведен в колонию – и уже в ШИЗО. Плюс 15 политузников. Против певицы Мерием Герасименко возбудили дело по «народной» статье. Задержан главный инженер «Милкавиты»

«В Польше я пока проигрываю материально. Но здесь безопасно и не чувствую себя обслуживающим персоналом»

«Девочкам 14 лет можно поднимать груз не более 3 кг. Кто будет взвешивать на поле, сколько дети носят картошки в ведре?»