Общество

Екатерина Сельдереева

Дневник войны, глава 36. «После потери Херсона люди скупали местные вина, чтобы выпить их, когда город будет освобожден. Похоже, с бутылок можно вытирать пыль»

Украинская журналистка специально для читателей «Салідарнасці» описывает, чем живет Украина, переживающая вторжение российских войск.

Все фото: автора

Война съедает экономику, а цены в стране, подвергающейся полномасштабному военному нападению, постоянно ползут вверх. Чтобы понять это, не нужно быть великим финансистом, достаточно просто сходить за покупками в магазин.

В начале войны в супермаркетах я видела опустевшие полки. Покупала в основном то, что оставалось после волны панического шопинга других людей: перловая крупа и консервы – печень трески, лосось, шпроты, тунец.

Спустя полгода войны захожу в магазины, витрины которых забиты листами фанеры, а в торговом зале звучит песня «Геть з України, м*скаль некрасівий!», прерываемая просьбой пройти в укрытие из-за угрозы ракетного обстрела, но в этих магазинах есть абсолютно все. Буквально – от инжира и манго до васаби и безглютеновых кукурузных чипсов.

Это и во Львове, и в Киеве, и в Кривом Роге.

Некоторые продукты подорожали на 15%, некоторые – на 30% или 50%. Учитывая это и то, с какими трудностями украинские фермеры собирают в этом году урожай, изменилось и отношение к еде. Даже если я куплю что-то не очень вкусное, то не буду это выбрасывать. Все съедается до последней крошки. Еда перестала быть капризом – сейчас это то, что необходимо для выживания.

Так сейчас выглядят цены на продукты в украинских магазинах. Базовый набор продуктов, чтобы приготовить борщ по львовскому рецепту:

Основные продукты из корзины потребителя в украинских магазинах можно купить по таким ценам: картофель – 10 гривен (для сравнения около 0,68 белорусских рублей за кг), лук – 33 грн (2,26 руб), морковь – 20 грн (1,37 руб), томаты – 40 грн (2,73 руб), хлеб – 30 грн (2,05 руб), растительное масло – 62 грн (4,24 руб).

Полки с крупами заставлены, дефицита нет. Например, гречка стоит 92 грн (6,29 руб), рис – 62 грн (4,24 руб).

Кусаются цены на самый популярный десерт августа-сентября – арбузы. Раньше это были самые вкусные херсонские арбузы по 6 гривен за килограмм, а сейчас это одесские или азербайджанские арбузы по 33 гривны за кг. И да, недавно купила арбуз за 120 гривен.

Но все же, если я скажу, что в украинских магазинах все есть, это будет неправда. С полок магазинов исчез целый ряд продуктов, которые изготавливались в Украине. Все это украинские производства, что оказались на временно оккупированных территориях или территориях, куда смогли достать российские РСЗО.

До войны я часто покупала молочную продукцию торговой марки «Агромол». Сейчас это фермерское хозяйство под Харьковом полностью разрушено, а коровы погибли под обстрелами. Остановило свое производство и предприятие по добыче соли «Артемсіль» в Донецкой области. Стоят ряд производств и в Николаеве.

Еще в больших строительных супермаркетах появились товары, которые стали атрибутами военного времени – походные фляги для воды, канистры для бензина, тушенка, фонарики, свечи.

Что касается магазинов косметики и бытовой химии, то здесь есть небольшой дефицит. Эти товары не в приоритетном списке поставок.

Больше всего жаль, что российские оккупационные войска разрушили единственное в Украине историческое шато – винодельческое хозяйство князя Трубецкого 19 века и дворец в Херсонской области. Там был уникальный винный подвал с ежегодными закладками вин, начиная с 1958 года. Во время нашествия фашистов прошлого века шато устояло, а сейчас нет.

Сразу после аннексии Крыма многие украинцы выискивали по магазинам массандровские вина, чтобы откупорить их, когда Крым снова вернется в состав Украины. А после захвата Херсона люди скупали вина Трубецких, чтобы открыть их, когда город будет освобожден. Похоже, с этих бутылок можно начинать вытирать пыль.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.5(22)

Читайте еще

Левшина: «Кое-кто явно перепутал причинно-следственные связи, решив сделать журналистов ответственными за события 20-го года»

«Калі гэты працэс будзе даведзены да канца, то гэта безумоўны прыклад пераследу касцёла ў Беларусі»

Конвейер репрессий. От 4 до 14 лет: вынесен приговор по «делу БелаП*Н». Власти забирают у верующих Красный костёл. Журналиста Анджея Почобута добавили в «террористический список» (дополняется)

Конвейер репрессий. Дашкевич переведен в колонию – и уже в ШИЗО. Плюс 15 политузников. Против певицы Мерием Герасименко возбудили дело по «народной» статье. Задержан главный инженер «Милкавиты»

«В Польше я пока проигрываю материально. Но здесь безопасно и не чувствую себя обслуживающим персоналом»

«Девочкам 14 лет можно поднимать груз не более 3 кг. Кто будет взвешивать на поле, сколько дети носят картошки в ведре?»