Антон Полещук

Дмитрий Бекалюк: «Мы не допустим второго Чернобыля в Бресте»

Лидер общественной кампании против завода АКБ Дмитрий Бекалюк дал первое интервью «Салідарнасці» после 15-суточного ареста за участие в массовом мероприятии.

Дмитрий Бекалюк, фото TUT.BY

— Репрессии по отношению ко многим активистам протеста против аккумуляторного завода были в течение всего срока противостояния, — напомнил Дмитрий Бекалюк. — Запугивания, увольнение с работы, задержания, суды, непомерные штрафы, грязные статьи на спецсайтах,  запугивание родных и близких, даже несовершеннолетних детей — через это прошли десятки активистов и независимых блогеров, благодаря которым широко освещалась тема протестного движения.

По мнению активиста, власть не в состоянии  решить вопрос по полной безопасности аккумуляторного производства.

—  Власть защищает бизнес. Репрессии — это бессилие властей перед мнением граждан, ответ на их твердую непоколебимую позицию. Те, кто организовал мое задержание и арест, как и аресты других активистов, рассчитывали на то, что смогут таким образом погасить протесты. Однако ужесточение репрессий вызывает только нарастание протестов, присоединение к ним новых слоев общества, не согласного с методами полицейского государства в цивилизованной стране.

— Изменилась ли ваша позиция по поводу деятельности «АйПауэра» после того, как инвестор развернул активную информационную кампанию и получил официальное одобрение Минприроды своего чуть откорректированного проекта?

— Позиция не изменилась, потому что не изменился статус завода, не изменился уровень его потенциальной экологической опасности, не изменилась методология расчета воздействия на окружающую среду и жилую зону Брестского района и самого областного центра.

Практически не изменился подход к инженерному обеспечению снижения выбросов, загрязнений, очистке сточных вод. Не решен вопрос утилизации опасных отходов производства.

Не проведено общественное обсуждение нового проекта завода «АйПауэр».  Не учтены выявленные факты нарушения природоохранного законодательства.

— В последнее время вы обращались в различные инстанции, включая Администрацию президента, Генпрокуратуру, КГБ, Комитет госконтроля. Получили ли на них ответы?

— Всего за время протестов мною подготовлено и отправлено свыше 1700 обращений. Полученные от разных госструктур ответы носят, в основном, характер отписок. В них отсутствуют конкретные ответы на вопросы, поставленные активистами. Переписка заходит в тупик.

Последнее письмо, полученное 30 апреля из Минприроды за подписью первого заместителя министра Пирштука Б.К., показало, что в главном природоохранном ведомстве страны вообще не понимают ни сложности и специфики производства аккумуляторных батарей, ни опасности длительного поступления свинца и его токсичных соединений во все компоненты окружающей среды (воздух, воду, почвы). Мы не допустим второго Чернобыля на территории Бреста и Брестского района.

— Если завод все же не запустят в ближайшее время или власти окончательно запретят производство, планируете ли вы собираться по воскресеньям?

— Если ответственными органами будет принято окончательное и бесповоротное решение о закрытии производства свинцово-кислотных батарей в Бресте, мы его будем приветствовать как разумное и профессиональное. Но аккумуляторный завод не единственный тяжелый вопрос в стране, вызвавший противостояние общества с одной стороны, и бизнеса и защищающей его власти — с другой.

Аккумуляторный завод показал всю несостоятельность госструктур по защите конституционных прав граждан республики на безопасность жизни и здоровья, на здоровую среду обитания. Если это вызвано сложной экономической обстановкой,  надо менять экономику, но не окружающую среду.

Тема протестов будет изменена. Главный упор сделаем на соблюдение законности, прав и свобод граждан, хотя во власти есть люди, с которыми можно вести диалог. Последние три воскресенья это показали.

— Глава области и некоторые чиновники считают, что  акции против завода носят чисто политический характер.

— Первоначально все протесты граждан были продиктованы требованием выполнения природоохранных законов государства. Этого общество не дождалось. Защита окружающей среды и жизни граждан при полной несостоятельности госорганов по выполнению своих обязанностей естественным образом вылилась в политический протест.

Отношение чиновников к требованиям гражданского общества, вышедшего на свою защиту на площадь, должно быть кардинально изменено, но не путем косметических изменений и замены одних чиновников на других, а расширением прав граждан на выражение своих требований, на защиту своих интересов. Учитывая более чем двухлетний опыт протестного движения, граждане оставляют за собой право решать таким образом и другие вопросы, если они не решаются на государственном уровне.

Лидер кампании против завода АКБ: «Кто гарантирует, что выброс свинца в реале не будет 1700 кило?»

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.8 (оценок:72)