Семен Печенко

Дмитриев: Когда вернется улица

Экс-кандидат в президенты Андрей Дмитриев – о прогнозах на 2021-й.

О радостном и грустном в новом году

— Радует то, что наше общество взрослеет. Оно кропотливо строит свое будущее, а не просто надеется на какой-то шанс или чудо. И мне кажется, что это создает для нас абсолютно новые возможности. И не только для революции, но и для того, что будет дальше, после нее.

Грустно от того, что мы понимаем: да, это долгая борьба. И она, к сожалению, приводит к тому, что многие оказываются в неволе, кто-то уже уехал, а кто-то сидит на чемоданах.

О планах на ближайшие месяцы

— Рабочее настроение: делаем то, на что еще недавно не было времени. Собираемся снова ехать по регионам. Создаем партию. Готовимся провести учредительное собрание, возможно, в марте.

Все развивается очень по-белорусски: шаг за шагом, и в правильном направлении.

О Всебелорусском народном съезде

— На сегодняшний день нас на съезд никто не приглашал, поэтому тут не о чем говорить. Со своей стороны, неделю назад я отправил главе оргкомитета Роману Головченко три предложения от «Говори правду».

Первое — мы предложили ввести в оргкомитет представителей оппозиционных партий и общественных объединений.

Второе — предложили сформировать повестку съезда через онлайн-голосование, чтобы она затрагивала интересы разных групп общества.

И третье — сделать возможным выдвижение народных делегатов путем сбора подписей.

Я думаю, что эти три простые для реализации предложения могли бы сделать присутствие и выступление на этом съезде осмысленным. Пока же для меня это просто съезд чиновников, поддерживающих Лукашенко.

Я бы пошел на съезд, если бы у меня была такая же возможность выйти на трибуну, как и у гражданина Лукашенко. Однако, понятно, что такого не будет от слова «никогда».

Это будет вторая попытка инаугурации, попытка изобразить поддержку общества.

О санкциях и ябатьках

— Нельзя всех участников Всенародного собрания вносить в «черный список». Для нас принципиально не уподобляться ябатькам. Что это значит? Мы не преследуем людей за их политическую позицию.

Когда мы говорим о нарушениях закона, о Книге преступлений и о санкциях в целом, мы говорим о конкретных и доказанных случаях. Или это фальсификация выборов, или пытки со стороны силовиков, или же убийство.

Все же, извините, участие в съезде для чиновника, начальника не является по определению преступлением.

Нужно разговаривать с этими людьми, переубеждать их. Это и есть политика. Нельзя размывать, девальвировать такие понятия, как преступление. Это как медаль Азаренку «За отвагу», которая разрушает истинное значение подобных наград.

С делегатами нужно работать. Можно с ними не соглашаться, объяснять им, в чем они участвуют и кого поддерживают, давить информационно.

О возобновлении протестов

— Улица вернется, как только начнется любая серьезная общенациональная кампания. Можно заставить людей снять бело-красно-белый флаг с окна, можно временно вытеснить их с улиц.

Но невозможно людей заставить молчать. Они будут находить самые разные возможности, и мы им будем в этом помогать. Помогать высказывать свое мнение. Потому что мы большинство. И это нужно показывать, об этом нельзя забывать. 

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.3 (оценок:184)