Надежда Белохвостик, «Комсомольская правда в Белоруссии», фото с сайта troitsa.net и из архива Юлии Чурко
Чтобы быть здоровым, нужно слушать белорусский фольк

Когда мы стали воспринимать народную музыку как нечто нудное, неактуальное и наводящее тоску? Сложно сказать. Зато можно точно утверждать, что с появлением группы «Троица» поклонников у белорусского фолька прибавилось. На концертах трио публика разве что в транс не впадает. Между тем сам Иван Кирчук считает, что этническая музыка может исцелять не только душу, но и тело.

— Этническая музыка вся очень мощная. Вы знаете, что россияне, к примеру, возят целые группы на лечение к полесским бабушкам, которые поют. На сайтах можно найти объявления: «Хотите оздоровиться? В Беларуси есть живая и мертвая вода, обрядовые песни, обрядовая еда…»

А мы свое не ценим, не знаем. В Москве на одном из семинаров я встретил женщину-музыканта из Ярославля. У нее был рак. И она поехала к бабушке на Полесье прощаться. Ходила с ней в лес, собирала ягоды-грибы и пела песни. Когда она вернулась в Ярославль, рака у нее не было. И сейчас в репертуаре ее коллектива в Ярославле есть полесские песни.

В Москве есть институт нетрадиционной медицины, в котором музыку изучают, исследуют и дают рецензию, как она влияет на человека, на органы, на сознание, подсознание. И выдают сертификаты.

— А у вас сертификат есть? Ведь многие зрители, побывавшие на вашем концерте, признают, что с ними что-то происходит, пока вы поете.

— Нет, я на это не претендую. Я просто пою народные песни, но думаю, что они сами по себе очень мощные. Народ лишь бы что не пел.

Это последнее время слышим «чарка ды шкварка». А когда начинаешь разбираться, понимаешь, что чарка — это чара, от слова «чаровать», чаша, в которой не просто напиток.

У белорусов ведь водки не было, были ритуальные напитки. У нас есть песня «Ой, дайце, дайце сем чарак гарэлкі». Так вот, поется в ней не про не семь чарак, а семь состояний человека.

Что такое «пасмялеў — пахмялеў»? «Пасмялеў” — видимо, сделал шаг на ритуальную поляну, затем “пахмялеў”, «павесялеў», «пап’янеў”, пьяным стал. Потом обязательно «паспяваў” и «паскакаў” ритуальные танцы. Получается, человек проходит семь кругов. Поэтому белорусский фольк мощный сам по себе по энергетике, по воздействию ритмов. Если размер 3/4 — это вальс, 2/4 — полька. А народные песни — 7/8, 8/8, переменные размеры идут в противовес сердечным пульсам. Получается, от любой народной музыки человек впадает в транс. Ты отключаешь от действительности — это и есть лечебный эффект.

Иван Веренич (справа) из деревни Видибор Столинского района за три дня напел Кирчуку песен на целый альбом

НА БЕЛОРУССКОЙ СВАДЬБЕ ПЕЛИ 400 ПЕСЕН

— Получается, вы тоже своими песнями воздействуете на людей.

— Пока не имею права что-то утверждать. Должно пройти время. Я веду свои исследования, наблюдаю за студентами, за публикой, веду дневник, анализирую, как проходят концерты «Троицы». Но для того чтобы я дал какое-то заключение, должно пройти лет двадцать.

Настоящий фольк начинает раскрывать свои тайны лет через 5 — 10. Я пою что-то, пою. А потом раз — как озарение, начинает что-то объясняться. Почти в каждой песне есть закодированная информация.

В Эстонии в позапрошлом году на нашем концерте мужчина подошел к сцене и плакал. Я первый раз видел, чтобы так взрослый мужик рыдал. А мы пели песню «Ня дай, ня дай мяне, мамачка, у чужы край». Это свадебное голошение девушки, которая навсегда покидала деревню.

На белорусской свадьбе ведь звучало до 400 песен. Пошла невеста за водой — песня, едут сваты — песня, заручаны — песня, из церкви приехали — снова песня. Появляется ощущение, что звучит звуковая мантра, аура звуковая вокруг молодой образуется. Потому что этот момент в ее жизни самый сложный, переломный, ведь меняется вся жизнь.

И, наверное, в это время может прилипать что-то плохое, а песни должны были оберегать. Поэтому весь период до рождения ребенка заполнен музыкой. Получается, что если мы берем песню оттуда, она сама по себе уже мощная.

А в современных свадебных песнях ничего нет. Может быть, поэтому наши семьи так часто распадаются.

Наш водитель на каждом концерте плачет на «Трех ангелах». Песня эта из чернобыльской зоны, Ветковский район, веска Бартоломеевка — место древнейшей цивилизации.

— Вы ее уже расшифровали?

— Нет пока. Может быть, там три света, три мира, три пространства. В нашей программе только часть большого духовного стиха.

Сейчас только начинаю понимать, что в пост наш певучий народ пел такие огромные духовные песни — громко нельзя, но не петь тоже нельзя было. Вот и пели, как святые шли, что они видели, как Бог шел.

У меня в программе «Варажбит» была песня, как Бог встретил деўку, попросил воды. Она дала, а Бог сказал: вода твоя нечистая, ты семь сыновей родила и всех утопила. Она

Пайшла ў царкву спавядацца.
Стала цела распадацца

Прилетели дети, взяли эти части тела и понесли в ад.

Вот цябе, маці, за то, што нас на свет не пусціла.
А каб пусціла, мы хоць былі б жабракамі,
а людзей бы пазналі.

Аборты ведь были запрещены в давние времена, но женщины все равно прибегали к ним, и все это отражалось в песне. И ты понимал, как будешь наказан.

Я учу студентов слушать музыку всем телом, а не только ушами.

Публика нередко удивляется, какие инструменты использует «Троица». На самом деле все они подсмотрены в народе

— Как это?

— Надо открывать все тело. Так не может быть, что ухо слышит, а рука нет. Сердцем нужно слушать.

Человек состоит из определенных энергетических центров. У славян их девять, а Восток говорит о семи. Это своеобразные врата, входы и выходы энергий. По себе знаю, что есть музыка, которую я выключу через два такта, чтобы она не воздействовала на меня. Если музыка низкопробная, она угнетает.

Поэтому не нужно ничего искать, достаточно слушать народную музыку, потому что она проверена веками плюс это музыка нашей земли, она подключена к токам предков. Ну не пелась же купальская песня на Калядки! Она там не нужна была. На Купалье земля раскрывалась, энергетическая спираль разворачивалась, самые мощные травы, самая мощная вода в это время. А зимой, наоборот, спираль скручивается, собирается. Это как вечная пружина жизни.

Ваши студенты (Иван Кирчук преподает в педагогическом университете будущим фольклористам. — Ред.), наверное, и гриппом не болели.

— Пятикурсники — нет. А младшие болели.

— Те, кто еще недостаточно проникся.

— Этническая музыка вся очень сильная. Мы ведь не знаем, кем мы были и кем будем. Мне подарили видео про Марокко, и я увидел дома, в которых я бывал в своих мыслях, снах, фантазиях. У меня даже рисунки есть этих домов. Хотя в Марокко я никогда не был.

Откуда это? Ты же не знаешь, каким ты был 300 — 500 лет назад. Душа бессмертная. Поэтому родной может оказаться вовсе не белорусская народная музыка, а нанайская или венгерская…

Этническая музыка мне напоминает лечебный такой аппликатор, на котором много иголочек. А попса — одна иголка, которая в одну точку бьет, и больно.

МАТЕРНЫХ ЧАСТУШЕК У БЕЛОРУСОВ НЕ БЫЛО

— Почему в фольклоре нет матерных слов? Все эти соленые частушки — это явление советского времени. Выгоняли как трутня из улья того, кто на вечерках слово сказал плохое. Святость была не только в музыке, но и в текстах.

Есть свадебная песня, где четыре куплета.

Ягада з ягадай пры бару раслі

Ягада з ягадай сакаціліся

Сашачка зГалечкай пры сялу раслі

Сашачка з Галечкай салучыліся

Никаких плохих слов нет, чтобы показать, как это произошло. Чем больше погружаешься во все это, тем больше тебе открывается.

Народ ведь очень хорошо чувствовал, как себя защищать от дурного слова, энергии отрицательной. Наблюдал не раз такую картину: две бабки, сидя на лавке, и третья идет. И прежде чем сесть, она берет рукой или фартуком скамейку протирает. Скамейка чистая, но она это машинально делает — вдруг там кто больной сидел или плохой человек. Сейчас ученые это все объяснить могут, а народ это всегда знал.

Белорусы отдыхали не за чаркай, а с песнями

— А в Калядах тоже есть какой-то магический смысл?

— Любой обряд — мощнейшее средство очищения. На Каляды можно похохмить, подурачиться. Но не каждый же день наши предки это делали.

Генетически заложено, что надо сбрасывать негатив, и для этого были праздники — Купалье, Каляды, Масленица. Ты можешь переесть, выпить, но тут же ты пляшешь. Никакого похмелья. Похмелье — это наследие советских времен. На свадьбе пилась гарэлка, а может, даже не гарэлка, а какой то ритуальный напиток… деревянной ложкой. Если 3 — 4 ложки тебе досталось, свадьба считалась очень богатой.

А где нам сейчас сбросить такой негатив? У нас нет этих праздников, поэтому дома скука, меланхолия, суициды.

— В эти дни ведь и гадали…

— Гадание — грех. Считалось, что заглядывать за горизонт нежелательно. За это люди, которые гадали или надевали маски на Каляды, должны были на Крещение в прорубь залезть, чтобы смыть грехи.

Хотя гадали, конечно. Многие бабки рассказывали, что много сбылось, что «такі хлопец прыйшоў, які пятух быў”. Блины девки разложили, в каком порядке блины эти съела собака, в таком порядке и замуж вышли.

БАБКИ ОСТАВЛЯЮТ ПОСЛЕ СЕБЯ ТЕТРАДКИ С ПЕСНЯМИ

— Поют еще песни хотя бы в деревнях?

— В прошлом году мы были в Логойском районе у бабушки 92-летней. Пела нам час. Молитву старинную читала.

— Уйдут эти бабушки и что останется?

— Другие будут петь. В Молодечно умирала бабка. Позвала сына, и он записал за ней целую тетрадку.

Уже многие бабушки детям надиктовали. Раньше такого не было. А сейчас приезжаешь в экспедицию, бабушка садится, очечки надевает, тетрадку в руки и поет.

А первый раз я, когда поехал за песнями, бабушка Шмелева мне пела по памяти с 10 утра до часу ночи по памяти все. Один раз только дала свиньям поесть.

Мы были в Лунинецком районе, бабушка вдруг подзывает внучку: ну давай, малая! И та один к одному все пела. Я тогда понял, что фольк не исчезнет, предки не дадут, чтобы оно ушло.

ОБЕРЕГ ПРЕДКОВ

— Крест как соединение отца и матери, где вы в центре. Земля и дождь. Если у нас хорошо с мамой и с папой, к нам идет положительная энергия. Мы все время подпитываемся, и мы сильные.

Есть еще линии бабушек и дедушек, если у нас все хорошо с предками, то мы отовсюду получаем подпитку. Если мы не знаем имени деда, если не знаем, где похоронена бабушка, идет отток силы, энергии.

Такая звезда во многих белорусских узорах. Говорят: нести свой крест. А я говорю: лучше стоять внутри него и получать энергию. Именно поэтому и фольк дает силы. Заметьте, все эти бабушки, которые поют, живут до 90, до 100 лет.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)