Чалый: «Переход Лукашенко с дискурса «добытчик» на «защитник» ничего хорошего ему не сулит»

Экономист Сергей Чалый на Радыё Свабода – о словах Светланы Алексиевич. 

Фото РИА Новости

«Я не знаю, кто бы мог сопротивляться Москве так, как Лукашенко» заявила недавно писательница Светлана Алексиевич. Это ее высказывание вызвало бурю возражений. Но насколько они обоснованы?

– Я полагаю, что она была права относительно прошлого времени. Теперь все приемы, которые Лукашенко ранее использовал, не работают. Конец его харизмы добытчика, лидера, который способен договариваться с Москвой – это был саммит ЕАЭС в Санкт-Петербурге 6 декабря 2018 года.

Тогда Лукашенко публично заявил Путину, что Россия обходится с Беларусью хуже, чем с Германией. Это и вызвало российский экспромт – а давайте мы тогда вспомним договор о создании Союзного государства 1999 года. Оттуда и пошли «дорожные карты» углубления интеграции.

Если бы не тот демарш Лукашенко на саммите ЕАЭС, Беларусь скорее всего получила бы компенсацию за налоговый маневр в РФ.

Тогда и российская сторона об этом говорила, и правительство Беларуси было в этом уверено, и МВФ белорусские правительственные чиновники убеждали, что компенсация будет.

У Лукашенко исчезли инструменты воздействия на Россию. Похоже, что и Россия потеряла интерес к Беларуси в долгосрочной перспективе. Россияне во время всех последних саммитов ничего не предлагают, а просто смотрят – как вы будете выкручиваться.

Ну а наши пытаются что-то говорить в духе «окопов, в которых вместе гнили». Информационное обеспечение всего этого процесса проигранное…

Сейчас произошло смещение акцента на то, как Лукашенко защищает и защищается. Но раньше источником его легитимности среди чиновничества были не выборы, а способность ехать в Москву и привозить оттуда деньги. Он был добытчиком.

Переход с дискурса «Лукашенко-добытчик» на дискурс «Лукашенко-защитник» ничего хорошего не сулит.

Это означает, что талант добытчика исчез. А позиция – я ничего не сдал, хотя ничего не добился – это минимальный результат. Лукашенко сам начинает понимать, что вес, авторитет в номенклатуре уже не такие, как раньше.

Была очень показательна прошлогодняя история. Была заявлена ​​конституционная реформа, чтобы подготовить законодательство под будущего возможного преемника, не такого гениального и сильного, как Лукашенко. Была идея как-то уменьшить полномочия, ослабить пост.

Возможно, Лукашенко ожидал, что к нему прибегут и скажут, что без него – никак. Но получилось иначе, начали появляться зачатки будущих коалиций, некоторые чиновники начали примерять на себя время после Лукашенко.

После этого все разговоры о конституционной реформе были свернуты.

Лукашенко скорее пытается оправдаться перед электоратом, чем разжалобить Москву

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.7 (оценок:79)