Сергей Покровский

Брестские активисты и просто недовольные местные: «Это отрава»

Аккумуляторный завод, не исключено, негласно приступил к выпуску первой продукции.

По официальной версии там идут пусконаладочные работы. Но жители окрестных территорий в городе и Брестском районе в это не верят. С 3 мая возле аккумуляторного завода круглосуточно дежурят активисты — они считают, что под видом пусконаладочных работ предприятие полноценно выпускает продукцию.

По их словам, постоянно работает приточная вентиляция, периодически разгружаются фуры, идет дым из трубы цеха сушки пластин, ощущается неприятный запах.

Противники аккумуляторного завода задержали фуру, которая ехала с предприятия. Что там нашли?

Собкор «Салiдарнасцi», встретившись с этими людьми в непосредственной близости от нашумевшего предприятия, убедился в том, что их опасения не лишены оснований. Впрочем, руководители компании 1AK-GROUP продолжают настаивать: производство находится в стадии наладки, и ни о каком выпуске речь пока не идет.

«От нас что-то скрывают»

Так или иначе, многие брестчане недовольны самим фактом строительства завода вблизи жилых массивов. Масла в огонь подливает и то, что у людей до сих пор нет полной информации о нем, и то, что власти регулярно под различными предлогами не дают активистам добро на проведение уличных собраний.

– Если бы все было по закону, протесты давно бы прекратились, – считает Денис Кушнарук, житель городского микрорайона Стимово (до него расстояние от завода составляет около 3,5 километров).

Денис по образованию врач, потому здоровье для него – понятие отнюдь не абстрактное:

– Свинец не имеет ни вкуса, ни запаха. Это отрава, которая будет накапливаться постепенно, но неизбежно. И когда люди обнаружат у себя признаки отравления, предпринимать что-то будет уже поздно.

Деревня Хабы расположена в 750 метрах от будущего завода. Ольга Буканович, мать троих детей, живет здесь более десяти лет. Работает на одном из брестских предприятий. Сама она не считает себя активисткой протестов. Однако с первого дня обозначила четкую позицию: подобное предприятие небезопасно:

– Когда мы с мужем, а он у меня имеет техническое образование, прочитали паспорт объекта, ознакомились с проектом, обнаружили в документах явные ошибки. Например, там идет сравнение с аналогичным предприятием и приводится пример, что выбросы свинца в год там не превышают трех килограммов. Но это неправда потому, что оценка воздействия на окружающую среду по этому предприятию в Италии дает цифру в сто раз больше – 200-300 килограммов свинца в год. И так по многим вопросам. Но доказать это нам, неспециалистам, крайне сложно.

Татьяна Фесикова живет в микрорайоне Стимово.

–  Нас, конечно, пытались и пытаются успокоить: мол, не волнуйтесь, все в порядке. Но подобное предприятие не может быть безопасным. Мы ничего не имеем против самого завода. Но он должен быть отнесен на большее расстояние от жилых массивов, – говорит молодая женщина, которую ситуация толкнула на путь протеста.

Публичные протесты в нашей стране, мягко говоря, не приветствуются. За время борьбы Татьяна, ранее не имевшая никаких проблем с законом, заплатила штраф за нарушение порядка организации и проведения массовых мероприятий, сутки отсидела в СИЗО за раздачу шариков на улице, лишилась работы.

Юлия Ничипорук – жительница соседней деревни Щебрин. До завода – менее 2 км. Стать активисткой ее также заставила угроза жизни и здоровья. А первый в жизни штраф она заработала за то, что зимой разместила на снеговике листовку против аккумуляторного завода.

Эта трагикомедия прогремела тогда на всю страну:

– Я в протесте с первых дней. С декабря 2017 года, когда появилась в интернете информация о строительстве завода. Мы стали искать информацию, смотреть на аналогичные предприятия в других странах. Так стали с мужем рядовыми участниками протеста. На встречи по воскресеньям ходили, подписи собирали. И до сих пор не верим в чистоту этого завода и его безопасность.

Всего в зоне возможного поражения, по меньшей мере, пять населенных пунктов, не считая Бреста, и еще несколько дачных садоводческих товариществ.

ТС «Березка-Аэропорт» всего в 1200 метрах от завода. Здесь находится более 600 участков и дачных домиков. Их владельцев столь опасное соседство также не прельщает. Впрочем, от посадки огурцов пока не отказываются.

– Плохо то, что стоимость наших участков упала в 5-6 раз. Еще год назад за мою дачу предлагали 10 тысяч у.е. Сегодня больше двух не дают, – делится военный пенсионер Игорь Семенюк.

Позиция властей

К сожалению, представители официальных органов, в том числе природоохранных ведомств, от каких-либо комментариев пока воздерживаются. В областном комитете природных ресурсов и охраны окружающей среды нам ответили так: «Пока завод не заработал, мы не можем там ничего проверять. Когда заработает, тогда посмотрим».

Месяц назад глава Брестской области Анатолий Лис впервые озвучил официальную позицию местных властей. И предложил всем заинтересованным представителям общественности принять участие в мониторинге экологической ситуации вокруг завода. А глава Бреста Александр Рогачук на встрече с послом Великобритании Фийоной Гибб сказал: «Неужели вы думаете, что мы хотим видеть свинцовые тучи над городом?»

Позиция другой стороны

Правозащитник Роман Кисляк, который оказывает юридическую помощь активистам кампании против завода, в свою очередь, считает так:

– С правовой точки зрения я усматриваю здесь как минимум две серьезные проблемы. Во-первых, не было в полной мере соблюдено требование законодательства о проведении общественного обсуждения по строительству данного предприятия. Во-вторых, в законе о свободных экономических зонах существует четкий запрет на строительство в СЭЗ предприятий, использующих в производстве опасные материалы.

Оксид свинца – вещество, близкое по своему составу к урану. Причем, в самом начале руководители компании «Ай-Пауэр» отрицали, что там будет литье и плавление свинца, потом косвенно признали, но говорят теперь о том, что выбросы не превысят 3 кг в год.

Да, сейчас, предприятие формально находится в стадии пусконаладки. И законодательство никак не ограничивает этот срок. Фактически, он может растянуться на месяцы, и даже годы. Но де-факто, у нас есть все основания полагать, что под видом пусконаладки в первых числах мая завод приступил к работе.

Активист из Бреста: «Когда за тобой правда, страх пропадает»

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:47)