Татьяна Гусева

Активист из Бреста: «Когда за тобой правда, страх пропадает»

Как человека, который выступает за чистую экологию, решили сделать «террористом».

Фото Радыё Свабода

Моисей Мазько каждое воскресенье выходит на центральную площадь в Бресте. Вместе с людьми, протестующими против запуска аккумуляторного завода, он кормит голубей.

Впервые в истории новейшей Беларуси протестные акции проводятся с регулярностью раз в неделю и длятся больше года.

Моисею Мазько 62 года. Он работает завхозом в православном монастыре.

2 апреля в автомобиле, на котором ехал Моисей, сотрудники ГАИ нашли патроны и вещество, напоминающее взрывчатку. Моисей объясняет, что пакет ему подбросили. Он предполагает, что это стало возможным, поскольку не закрывал автомобиль на территории монастыря.

Автомобиль, в котором ехал Моисей, остановили и обнаружили патроны. Фото Роман Кисляк

Впервые в жизни Моисей оказался за решеткой. Позже в изоляторе временного содержания оказался и его сын Денис. Он также работает в православном монастыре.

Они провели в ИВС несколько дней. В это время в Бресте развернулась кампания солидарности с Моисеем. Люди расклеивали по городу его портреты с призывом освободить.

Фото Роман Кисляк

Моисея и Дениса Мазько выпустили, но теперь они являются подозреваемыми по уголовному делу о приобретении и хранении боеприпасов.

Дениса Мазько (крайний слева) встречают семья и соратники по борьбе с аккумуляторным заводом. Фото Роман Кисляк

По словам Моисея, все в монастыре были в шоке, когда его задержали.

— 18 лет я работаю в монастыре. Меня хорошо знают. Все прекрасно понимают, что это грязная провокация, — говорит он.

Вы сами это расцениваете как провокацию?

— Никак по другому. Это сделано, чтобы дискредитировать меня как активиста экологической кампании. Человека, который выступает за чистую экологию, решили сделать «террористом».

Вам было страшно, когда вы оказались за решеткой?

— Когда за тобой правда, страх пропадает. Если бы чувствовал вину.. .   А когда ты понимаешь, что невиновен, страха нет. Поражают методы тех, кто совершил провокацию. Я так и заявил сотрудникам, которые меня остановили: «Методы у вас очень мерзкие».

 Как думаете, кому выгодно было сфабриковать против вас уголовное дело?

— Это можно только предположить. Тех, кто любыми судьбами пытается запустить потенциально опасный завод под Брестом

Прессуют ведь не только меня. Я очень переживал за Татьяну Фесикову. У нее целый день возле дома дежурили люди в штатском. Ну разве интеллигентному человеку, прекрасному врачу это надо?

Она защищает будущее своих детей и прекрасно понимает вред этого производства. И за это прессовать... Это переходит мыслимые и немыслимые рамки.

В монастыре молятся за вас?

— Ну конечно. Я очень благодарен сестрам за их молитвенную поддержку.

Как вы считаете, добились своей цели люди, которые хотели выключить вас из протестов?

— Те, которые спровоцировали ситуацию, будут наблюдать за реакцией. Но других вариантов нет у брестчан, в том числе и у меня. Кормить голубей мне никто не помешает. Люди настроены защищать себя.

— Испугало ли других участников протестов в Бресте то, что против вас возбудили уголовное дело? Были ли те, кто решил покинуть кампанию?

—  Угрожают не только активистам, но и тем, кто выходит на площадь кормить голубей, предупреждают о непродлении контрактов. Нагнетается страх, чтобы сбить волну протеста.

Но реакция на задержания активистов получается обратной. Людей на площадь выходит больше. В прошлое воскресенье в акции участвовали до 400 человек.

Как думаете, почему протесты против аккумуляторного завода длятся больше года?

— Люди понимают, что завод АКБ опасен.  Переживают за будущее детей и внуков. За 5-10 лет территория загрязняется так, что здравомыслящие люди обычно уезжают из этой зоны. Радиус распространения частиц свинцовой пыли — от 20 до 30 км. Можно представить себе, что ждет Брест в будущем.

Слышал, что глава облисполкома говорил, что мы запустим производство, но если будут нарушения, закроем завод.

Моисей Мазько вспоминает, как впервые узнал о строительстве аккумуляторного завода.

— Когда был опубликован материал о заводе, во многих районах Бреста одновременно начался сбор подписей против строительства. 5 января 2018 года люди приехали на стройку. Там мы все и познакомились.

Люди начали интересоваться производством, технологиями, последствиями, которые несут эти заводы. Оказалось, их во всем мире закрывают. У всех был шок!  

Моисей Мазько напоминает первую дату запуска завода, которую называли власти, — август 2018. Позже ее перенесли на конец года, потом — на март 2019 года.

— Недавно председатель Брестского облисполкома сказал, что завод запустят в эксплуатацию в мае. Думаю, эту дату перенесут.

По мнению собеседника, активисты, которые вскрыли вопиющие факты, связанные с экологией, повлияли на то, чтобы сроки запуска завода переносились.

— Видно, по ходу переделывался проект, — добавляет Моисей. — Объявили, что, благодаря вам, китайские фильтры заменили на российские.

Он вспоминает, что активистам приводили в пример подобные заводы, которые работают в Польше и Германии, ссылались на то, что они построены в центре городов.

— В Ганновере стоимость завода 50 млн евро, а стоимость очистных сооружений — 500 млн евро. У нас же стоимость завода около 23 млн долларов. Общая сметная стоимость включает очистные сооружения.

Моисей считает, что и милиция, и местные власти прекрасно понимают, какими последствиями для экологии обернется запуск аккумуляторного завода.

—  Они живут на этой земле, дышат тем же воздухом, что и мы. Есть процент твердолобых, которые считают, что все это надуманно. По реакции чиновников, правоохранителей видно, что они все прекрасно понимают. Облечены кто — погонами, кто — властью. Они выполняют приказ.

Как «ватник» из Бреста стал народным репортером

 

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:43)