Дмитрий Краснов

Без срока давности: как каратели, уверенные в своей безнаказанности, попали под суд

В мировой истории хватает примеров того, как кучка людей пыталась изолировать целую страну, чтобы удержаться у власти. «Салідарнасць» в рамках спецпроекта «Власть» рассказывает, как немецкая бюрократия смогла дать надежду жертвам политических репрессий и сохранить имена преступников.

Вряд ли кто-то в Беларуси слышал о специальном ведомстве при Министерстве юстиции Западной Германии, единственной целью которого была скрупулёзная регистрация всех случаев насилия в отношении граждан ГДР со стороны коммунистических властей. «Центральная регистрационная служба государственных органов юстиции в Зальцгиттере» (Die Zentrale Erfassungsstelle der Landesjustizverwaltungen in Salzgitter) начала работу 24 ноября 1961 года и просуществовала более 30 лет.

Окончание второй мировой войны для Европы не принесло желаемого умиротворения. Именно Германия стала тем плацдармом, на котором разыгрались особенно трагические сцены «холодной войны». Борьба за сферы влияния на немецкой территории привела в итоге к образованию двух государств ФРГ и ГДР, а Берлинская стена стала символом «холодной войны», который в буквальном смысле разделил Запад и Восток на многие десятилетия.

Фото AP

Уже через несколько дней после возведения стены в 1961 году раздались первые смертельные выстрелы по людям, которые хотели бежать из ГДР в ФРГ. На западе Германии эти события вызвали не только огромное возмущение, но и породили чувство беспомощности.

Было понятно, что в краткосрочной перспективе подобные акты насилия невозможно ни предотвратить, ни преследовать по закону. Тогда, в сентябре 1961 года, мэр Западного Берлина Вилли Брандт обратился к премьер-министрам федеральных земель ФРГ. Он предложил создать инстанцию, которая сможет регистрировать и архивировать материалы уголовных преступлений ГДР против своих граждан.

Фото Архив социальной демократии, Бонн

Штаб-квартира центрального офиса расположилось в Нижней Саксонии в городе Зальцгиттер, так как эта федеральная земля имела самую протяженную границу с ГДР. В качестве прототипа послужил Центральный офис по расследованию преступлений национал-социалистов.

Фото Stadt Salzgitter

В ноябре 1961 года «Зальцгиттер», как кратко называли новую регистрационную службу, начал свою работу. В основу легли материалы расследования 50 актов насилия, в том числе убийств беженцев возле Берлинской стены. Позднее ведомство собирало и документировало все политически мотивированные акты несправедливости в ГДР, о которых становилось известно:

  • Ссылки на совершенные акты убийства и попытки убийства (например, приказы о стрельбе на внутренненемецкой границе)
  • Несправедливые приговоры судебной системы ГДР по политическим мотивам
  • Факты жестокого обращение в тюрьмах
  • Случаи похищения людей
  • Политическое преследование
  • Доказательства этих инцидентов

Конечно, возникает закономерный вопрос: какой смысл собирать материалы, если привлечь преступников к справедливому суду в обозримом будущем нереально? Однако политические преступления не имеют срока давности. В то время, когда реальное правосудие невозможно, было важно назвать виновных, чтобы в случае воссоединения Германии это послужило основанием для возбуждения уголовного дела.

Насколько важной была работа ведомства можно судить по реакции соседней страны. В ГДР «Зальцгиттер» стал одним из самых ненавистных учреждений ФРГ. Восточная Германия официально требовала упразднить архив. Его роспуск даже стал одним из пунктов во время встречи главы ГДР Эриха Хонеккера на высшем уровне с западногерманским руководством в Гере.

Однако вплоть до объединения Германии прокуроры «Зальцгиттера» сразу же начинали предварительное расследование, как только получали информацию из надежных источников. Например, из показаний политических заключенных, выкупленных ФРГ (известно о более чем 34 тысячах таких случаев), беженцев из ГДР и заявлений западногерманских очевидцев, которые наблюдали безуспешные попытки побега на внутригерманской границе.

С 1961 по 1992 год ведомство с немецкой аккуратностью зарегистрировало более 42 000 актов насилия.

Фото picture-alliance/dpa

После падения режима документы использовались во многих судах и дали жертвам или их родным надежду на возмещение за ту несправедливость, от которой они пострадали.

Самыми показательными стали процессы о покушениях на убийство у Берлинской стены. Большинство обвиняемых были восточногерманскими пограничниками, стрелявшими или помогавшими стрелкам.

Известно много случаев, когда офицеры и солдаты пограничной службы в Берлине стреляли на поражение. Большинство из них после подобных «инцидентов» получали награды, премии, ценные подарки в виде часов и повышение по службе. После открытия архивов ГДР и сопоставления их с данными, собранными «Зальцгиттером», удалось доказать вину многих исполнителей, которые были уверены в своей безнаказанности.

Так стрелявший в Вальтера Киттеля офицер был приговорен в 1992 году к 10 годам заключения за убийство. Это самый длительный срок тюремного заключения, назначенный за стрельбу у Берлинской стены.

Однако обвинения были предъявлены и людям из политического руководства ГДР. Всего в Берлине и Потсдаме были осуждены 10 членов партийного руководства, 42 военачальника и 80 бывших пограничников.

Например, Хайнца Кесслера, в 1985-1989 годах являвшегося министром национальной обороны ГДР, берлинский суд признал виновным в косвенном соучастии в убийствах (ссылаясь на приказ стрелять на поражение по пытающимся бежать из «коммунистического рая» людям) и приговорил к семи с половиной годам тюремного заключения.

Как и остальная часть руководства ГДР, Кесслер отрицал наличие такого приказа, но материалы, собранные в том числе «Зальцгиттером», послужили достаточным доказательством в суде. Заместитель Кесслера, генерал-полковник Штрелец получил пять с половиной лет тюрьмы.

В 1992 году Центральная регистрационная служба в Зальцгиттере прекратила свою работу, поскольку историческая справедливость восторжествовала. Файлы из базы данных, первоначально записанные в системе зашифрованных учетных карточек, хранятся сегодня в Федеральном архиве в Кобленце в удобном для пользователей электронном виде. Их используют не только для юридических целей, но и для выяснения судеб, реабилитации и научных исследований.

Ханс-Юрген Гразэманн, который в последние годы перед роспуском ведомства в Зальцгиттере был заместителем начальника, упоминал в одном из интервью о 85-летнем мужчине, который обратился к нему: «Ему не нужны были деньги, только справка о реабилитации, чтобы его дети знали, что он отсидел в Баутцен пять лет (одно из самых известных мест заключения в ГДР — «Салідарнасць»), но не был преступником».

Оглядываясь назад, даже некоторые критики «Зальцгиттера» признают сегодня, что служба сыграла важную роль в борьбе с диктатурой. Поэтому возле бывшего здания архива установлена часть Берлинской стены и небольшая информационная стела.

Надпись на мемориальной доске «Центральная регистрационная служба государственных органов юстиции» работала в этом здании с 1961 по 1992 год после строительства стены. Это была надежда для многих»

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:114)