Татьяна Шахнович
Белорусский сержант американской армии

Блоггер militarykat стала знаменитой в одночасье — после того, как газета «Известия» опубликовала вырванные из контекста выдержки из ее дневника, посвященные службе в Ираке. В результате Ekaterina Olchevski приняла решение «повесить замок» на свой блог. В эксклюзивном интервью «Салідарнасці» militarykat рассказала о том, что ее связывает с Беларусью, почему она не любит принцев и в кого превратилась из «трофейной жены».

— Правда ли, что вы родились в Беларуси?

— Родилась я в Орше, поскольку именно там был ближайший роддом, но сразу после рождения была отправлена в Барань к прабабушке. Там я прожила первые три года своей жизни, а в 1981-м переехала в Ленинградскую область.

— Что вы знаете о сегодняшней Беларуси?

— К сожалению, не очень много. Американская пресса освещает в основном события в России. Однако у меня есть знакомые и друзья в Минске, и из разговоров с ними я примерно представляю, как они живут.

— Как вы оказались за океаном?

— В США я уехала вместе с мужем (теперь уже бывшим), получившим предложение поработать на одну компьютерную компанию. Примерно через год после переезда мы выиграли в лотерею грин-карту. Гражданство я получила уже сама, армия помогла ускорить этот процесс.

— Какое образование и где вы получили? Кем работали до армии?

— Я уехала в Штаты с третьего курса юридического факультета. Сначала работала ассистентом менеджера в магазине видеопроката — мне требовалось подтянуть разговорный язык, да и нравилось работать с людьми. Потом устроилась помощником адвоката в частное агенство.

— Почему вы пошли на службу в армию?

— Можно сказать, по минутному порыву. Хотелось чего-то нового, экзотичного и волнующего. Из-за частых поездок по всему миру роскошь получать образование, сидя в лекторном зале, для меня недоступна, все сводится к дистанционному обучению. Я только в прошлом году получила диплом частного детектива, бакалавра в юриспруденции и сейчас пытаюсь заняться вторым высшим в бизнес-администрации.

— Почему вы решили завести свой дневник в Интернете? Не опасаетесь доверять людям информацию о себе, близких, личной жизни?

— Дневник в ЖЖ я завела для общения с друзьями. До сих пор никаких проблем не возникало, но всегда находятся люди, желающие причинить неприятности другому, просто так, проходя мимо. Я никогда не понимала таких людей, ну да бог им судья.

— Сколько времени в среднем вы посвящаете ведению блога?

— В блоге я бываю почти каждый день. Это на данный момент практически единственное окошко в мир.

— Как вы думаете, чем именно ваш дневник интересен людям? Почему возникла такая шумиха после публикации в «Известиях»?

— Я могу сказать, что мой дневник до сих пор был интересен достаточно узкому кругу моих друзей и знакомых. До того, как я завела свой блог, я работала модератором форума на базе журнала "Космополитен", где и познакомилась со многими замечательными людьми. Этот круг друзей существует уже много лет.

Что касается шумихи после публикации вырванных из контекста записей газетой "Известия", то, как мне кажется, она возникла по двум причинам. Первая, и, пожалуй, самая главная, это — интерес блоггеров к вопросу авторских прав и прав защиты своих блогов от тех, кто ворует информацию. Существующее законодательство оставляет желать лучшего, так же, как и моральные принципы многих пользователей интернета. Второй причиной шумихи я считаю время опубликования статьи — выходные обычно проходят в блогах тихо, и любой скандальчик местечкового размера от скуки может разрастись до масштабов огромных.

— Ощущаете ли вы удовлетворенность от того, что закрыли свой дневник от посторонних и таким образом ограничили свое пространство, круг общения?

— Никакой удовлетворенности от ухода "под замок" я не ощущаю, как и неудовольствия. Это всего лишь интернет. Я получила урок, сделала выводы, возможно, лишилась общения с кем-то, кто мог бы стать мне другом в будущем. Зато обезопасила свой почтовый ящик от наплыва писем любителей скандалов.

— Знакомитесь ли вы со своими виртуальными «друзьями» лично? Если да, то ваши ожидания чаще оправдываются или обманываются?

— К сожалению, лично я знакома только с несколькими моими виртуальными друзьями. Каждый из них мне очень дорог, никаких разочарований никогда не возникало. Надеюсь, что очень скоро я смогу познакомиться со всеми остальными.

— Почему в вашем дневнике была опубликована запись: «принцам вход воспрещен»? Вы их боитесь или уже нашли? Верите ли в существование таковых в принципе?

— Я не верю в принцев и категорически не доверяю мужчинам, позиционирующим себя принцами, такими "завидными женихами". Предугадывая незаданный вопрос — с личной жизнью у меня все замечательно.

— В чем вы изменились за время службы в армии и пребывания в Ираке?

— В Ираке я не так давно, трудно что-либо сказать по этому поводу. Думаю, судить можно будет только после моего возвращения домой. В армии я уже семь лет. Это накладывает определенный отпечаток. Думаю, что самым главным изменением в моем характере стало то, что из "трофейной жены", которую выводили в свет и от которой ожидали каждодневного обеда из пяти блюд, я стала лидером, жестким, целеустремленным, сильным лидером.

— Как воспринял новость о том, что вы поедете на войну ваш бойфренд?

— Дейл сказал, что со мной все будет в порядке, и он будет меня ждать столько, сколько потребуется.

— Во что вы верите и чего боитесь в этой жизни?

— С верой у меня тяжеловато. Я не верю в бога или какие-то высшие силы, если это то, о чем вы спрашиваете. Я верю в себя и рассчитываю только на себя. Так жить проще.

У меня достаточно обычный набор страхов — боюсь высоты, глубоких водоемов, пауков и всяких прочих ползающих, неадекватных людей.

— В своем дневнике вы благодарили людей, признаваясь в любви, не зная, останетесь ли живы в ближайшем будущем… Не хотелось, плюнуть, бросить «эту войну» и уехать в спокойную жизнь? Что может быть ценнее собственной жизни и, соответственно, спокойствия близких?

— После возвращения из Кореи в Штаты я уже готовилась к увольнению, когда мне выдали приказ о переводе в Ирак. Это было шоком, сильным шоком, и желание "плюнуть на эту войну", разумеется, возникло. Из-за этого приказа мне пришлось отложить и свадьбу, и поиск работы на гражданке, и учебу в университете. Но есть такое слово — "долг", и долги нужно платить. Ценнее собственной жизни для меня — осознание того, что жизнь эта была прожита правильно, что моим близким не будет стыдно за меня.

— В чем заключаются ваши обязанности в Ираке?

— Их у меня много: я работаю на военную прокуратуру, являюсь представителем прессы для моего госпиталя, руковожу группой флагоносцев, тренирую младших по званию и выполняю любую работу, которую поручает мне командование.

(Примечание редакции: нынешнее звание и должность нашей героини звучат так — Sergeant, Paralegal NCOIC (noncommissionned officer in charge). На русском ее имя пишется Екатерина Ольшевская, на английском — Ekaterina Olchevski).

— Что планируете делать по окончании срока службы? Как по ощущениям, сможете ли привыкнуть к обычному ритму мирной жизни?

— Мой контракт с армией заканчивается в июле 2008 года. Я, если честно, боюсь уходить на гражданку. Семь лет жизни — это большой срок, жаль отказываться от взлетающей карьеры, от привилегий, от гарантий. С другой стороны — хочется стабильности и спокойствия после многолетних путешествий по всей планете. Окончательного решения я пока так и не приняла.

Это интервью стало возможным благодаря содействию блоггера Евгения Липковича (lipkovich.livejournal.com), за что ему большое человеческое спасибо.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)