«Белорусская культура могла бы стать сейчас важным экспортным продуктом и в Украину, и в Россию»

Российский политик, вице-президент фонда «Свободная Россия» Григорий Фролов – о «белорусской культурной революции».

– Мне кажется, это вообще важная история про то, что если революция сейчас не состоялась, то давайте сделаем хотя бы белорусскую культурную революцию, – рассуждает в эфире ютуб-канала Мне тоже не нравится Григорий Фролов во время дискуссии с главредом Е*рарадыё Павлом Свердловым и политологом Рыгорам Астапеней. – И я считаю, что сейчас не только внутри белорусского общества, но и в целом в регионе есть на это запрос.

Большой бонус Украины был в том, что там всегда была шумная культурная история.

Белорусская культура могла бы быть сейчас важным экспортным продуктом и в Украину, и в Россию… Если мы поговорим про Россию и Беларусь, то после 2020 года белорусская идентичность признана как отдельная идентичность широким слоем российского гражданского общества.

Григорий Фролов

Я не знаю, правильная ли это формулировка в целом, но есть полное признание того, что это большая крутая страна с крутым движем и со своей интересной идентичностью.

Страна, которая не мы, у которой своя история, и мы за белорусов болели, смотрели за ними и переживали. Это хорошая позиция, чтобы на ней в дальнейшем строить коммуникацию на равных и производить определенное культурное влияние.

И, мне кажется, все в этом заинтересованы. В том числе, если мы смотрим немного в будущее этой коммуникации и что когда-то мы все распетляемся с этим г*вном. Но было бы хорошо, чтобы в процессе распетляния мы все оттуда вышли, как нации, понимающие разные идентичности.

– Похоже, что это очень опасная мысль для Лукашенко, – парирует главред Е*рарадыё Павел Свердлов, – что в России думают, что Беларусь – это не мы. Да, мы похожи, но не мы. Потому что вся его внешняя политика, вся его риторика в отношении России сводится к тому, что Россия – это мы и что мы были в одних землянках.

Потому что, если вдруг «не мы», то все сразу рассыпается, как карточный домик. И поэтому, соответственно, после 2020-го из Беларуси официально экспортируется вот это «мы». А то, что «не мы», оно разогнано, распылено и выдворено за пределы страны.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 5(8)

Читайте еще

Лаврухин: Мы зависимы от фактора России, но мне непонятно, как победа Украины может разрушить путинский режим

Конвейер репрессий. Начинается суд над экс-доцентом МГЛУ Натальей Дулиной. По доносу задержали жителя Речицы – за поддержку Украины (дополняется)

Белоруска из Эстонии: «Когда привыкаешь к демократии, контраст с Беларусью, где человек «мешает работать» чиновникам, становится особенно заметным»

Конвейер репрессий. В Беларуси плюс 20 новых политзаключенных, среди них — семья Ливянтов и Андрей Дмитриев. «Преподавательская деятельность не может быть основанием для уголовных обвинений»: суд над Валерией Костюговой и Татьяной Кузиной

Конвейер репрессий. На волю вышел бард Андрей Мельников. Облава в Лепеле — силовики наведались домой как минимум к шести гражданам

Конвейер репрессий. Что известно о «фанипольском деле» за события 2020 года. За участие в протестах минчанину дали два года колонии (дополняется)