Анастасия Зеленкова

Белоруска в Англии: «Слышала выстрелы, когда в день выборов звонил родственник из Минска»

Актриса и режиссер Вера Хортон, живущая в Великобритании последние 20 лет, рассказала, как она вдруг почувствовала себя белоруской, почему в 1994 году голосовала за Лукашенко, а после из-за него же уехала из страны, и что самое трудное в помощи соотечественникам.

Все фото из личного архива собеседницы

Сегодня Вера Хортон — активная участница всех митингов и инициатив белорусов Англии, ведет на своем ютюб-канале передачи, где анализирует происходящее в нашей стане. Поэтому сложно поверить, что до 2020 года Вера абсолютно не интересовалась политикой и даже не особо поддерживала отношения с белорусской диаспорой.

Уехав из Беларуси еще в 1998 году, собеседница «Салiдарнасцi» довольно редко бывала на родине, а все ее участие в жизни страны сводилось к тому, чтобы помочь перебраться в Англию нескольким соотечественникам.

— Я сама уехала потому, что мне не нравилось то, что происходит в Беларуси. Не нравилось, куда Лукашенко ведет страну, хотя сама же и голосовала за него в 94-м, — рассказывает она. — Тогда мне он показался лучшим из тех кандидатов, что были, однако очень скоро я разочаровалась в его политике. Но считала, что раз народу нравится Лукашенко, раз они его воспринимают как лидера, то хорошо, пусть и живут с ним, как считают нужным. Чего я буду им мешать?

Большое удивление Веру ждало, когда она приехала погостить на родину в 2019 году.

— Я увидела, что Беларусь превращается в абсолютно европейскую страну. Да, были еще какие-то дурацкие препоны, но не чувствовалось больше этого совка, хамства, было много нормальных мест, куда можно сходить, работали бизнесы, у всех имелись какие-то деньги, — поясняет она. — Поэтому события 2020 года для меня были удивительны. Но в то же время и закономерны. Я подумала: ну вот, наконец, мы становимся действительно европейским государством.

9 августа 2020 года Вера помнит очень хорошо.

— Вечером в день выборов мне позвонил родственник. Говорит: «Я еду в автобусе, в Минске стреляют». И я слышала эти выстрелы, — рассказывает женщина. — Я тогда, помню, сказала ему: «Езжай домой — началась война». Уже тогда я поняла, что Лукашенко развязал войну с народом Беларуси и сам ее не закончит. Я, кстати, считаю, что запретить людям защищать себя было трагической ошибкой. Это мирный протест распустил омоновцев до того состояния, что сделал из них карателей.

С тех пор Вера — активная участница всех инициатив белорусов Англии. Она даже начала делать свои передачи, чтобы рассказывать о ситуации в стране.

— Меня эта волна накрыла, и я ударилась в борьбу так, что никак не могу из нее выйти, — смеется она. — Мне уже приходится даже разбираться в политике. Мои эфиры о политике, в том числе, чтобы самой понять, что произошло и куда мы идем. Я стараюсь показывать разные мнения, критиковать. Мне, например, далеко не все нравится, что делает офис Тихановской, и я открыто говорю об этом. Мне важно также показывать, как живет диаспора, с чем она сталкивается, как живут те, кто сбежал, и те, кто остался на родине.

По словам собеседницы «Салiдарнасцi», зачастую англичанам очень сложно понять, что происходит в Беларуси, чего хотят люди и почему они до сих пор не могут избавиться от Лукашенко.

— К нам на акции приходят иногда английские политологи, разговаривают с нами, пытаются выяснить ситуацию, и им многое приходится раскладывать по полочкам. Англичане до этих событий вообще мало что знали о нашей стране и не интересовались белорусской политикой.

Да что греха таить, Вера говорит, что и сама до недавнего времени была вне политики.

— Все эти годы, проведенные в Англии, я не жила жизнью Беларуси. Примерно знала, что происходит, поскольку общалась с родственниками, одноклассниками, но никогда не была в этих протестных частях. Ведь были же демонстрации в 2010 году, были акции, но я даже не знала о них толком, не совсем понимала, что это за протест. Думаю, так тут в Англии жили многие. То есть люди уехали, дверь закрыли, свет выключили — и всё. Приехали в гости, поели-попили и поехали обратно.

Женщина признается, что ранее никогда не ощущала такого единства с белорусами и гордости за то, что сама является белоруской.

— На меня очень повлияли эти события. И, кстати, многие уехавшие соотечественники мне пишут, что вдруг стали белорусами. Это действительно какая-то такая магическая тема энергетического соединения людей. Ты понимаешь, что вот они, белорусы — твой народ и ты к ним тоже относишься. Я более 20 лет живу в Англии, обожаю эту страну и этот народ, но все равно не ассоциирую себя с англичанами. Я живу среди них, но я не совсем одна из них.

Именно поэтому для Веры стало очень важным помогать соотечественникам, которые оказались в сложной ситуации:

— Мы позабрасывали свои работы и вместе с волонтерами стали участвовать в разных инициативах. Это и помощь студентам, журналистам, помощь тем, кто бежал из страны, семьям задержанных. Диаспоры организовали разные языковые курсы, в том числе обучение на белорусском языке. Диаспоры собирают вещи, продукты, книжки, компьютеры, телефоны. Ведь приезжают люди, у которых нет ничего. Часто бывает, что человек, в чем стоял, в том и убежал.

Конечно, до Англии добираются немногие, особенно в ситуации коронавируса и закрытых границ. Однако английская диаспора активно помогает белорусам в Украине, Литве, Польше. 

— Пакуем чемоданы, торбы, отправляем фуры всякого добра — от тарелок и ложек, до одежды, обуви, игрушек детям. Сама недавно отправила в Литву вещей на 50 кг. Сейчас холода, и людям нужны теплые вещи. Проводим акции. К годовщине протеста мы выходили на мост возле Вестминстера. Это была большая акция. Люди понимают, то происходит какая-то чудовищная несправедливость, они хотят быть с белорусами, чувствовать себя белорусами и жить этой повесткой. 

Помимо этого, ведется и другая работа. Именно с диаспор возникла идея народных посольств, чтобы выражать интересы белорусского народа на международной арене, организовываются акции и различные культурные проекты.

Вера Хортон, будучи актрисой и режиссером, часто принимает участие в различных концертах и культурных мероприятиях. Хотя признается, что участвовать в них зачастую бывает крайне тяжело.

— Когда начинаешь говорить о Беларуси, о том, что там происходит, как арестовывают, как пытают в тюрьмах, и сразу наворачиваются слезы на глазах, пересыхает в горле. Ты начинаешь плакать, и не можешь уже говорить. Потом выступает девочка, которая поет белорусскую песню, и у тебя просто безостановочно текут слезы. Это хорошие мероприятия, но эмоционально очень сложные.

По словам Веры, она все эти годы думала о том, как вернуться в Беларусь.

— В 2019 году я даже серьезно начала рассматривать вариант, как это сделать. Но сейчас, понятно, мое возвращение откладывается. Поэтому мне важно, чтобы в Беларуси как можно скорее произошли изменения. Я хочу давать людям какие-то идеи, объяснять, что может быть по-другому. И мне важно, чтобы все мы, как можно скорее, добились того, о чем все мы так сильно мечтаем.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.7 (оценок:23)