Общество

Зависли в Грузии: почему бежавших от Лукашенко не впускают в другие страны

Не все направления доступны эмигрантам из Беларуси, которые по политическим причинам вынуждены были покинуть родину. DW — с историями двух белорусов, осевших в Тбилиси.

Витебская активистка Станислава Терентьева была вынуждена бежать в Грузию в июле этого года после того, как в квартире, где она проживала с гражданским мужем, был проведен обыск. До этого она уже попадала в поле зрения милиции за участие в акциях протеста после президентских выборов 2020 года и неоднократно задерживалась.

В середине ноября ей нужно было поехать в Россию по личным делам. Учитывая, что прямого авиасообщения между Грузией и Россией нет, она сперва выехала в Ереван, а оттуда самолетом прилетела в Красноярск. И тут выяснилось, что она нежелательная особа в РФ, сотрудники ФСБ заподозрили ее в связях с Фондом борьбы с коррупцией (ФБК) Алексея Навального.

Восемь часов допросов

– По моим ощущениям, в Красноярске в электронной базе на паспортном контроле стояла какая-то метка напротив моего имени», — вспоминает Станислава Терентьева.

Пограничники попросили ее задержаться, забрали паспорт и отвели в отдельный кабинет. А там, продолжает девушка, с ней провели три допроса, которые в общей сложности длились около восьми часов.

Сперва человек в штатском провел с ней почти дружескую беседу в присутствии представителя аэропорта. Второй допрос был жестче: уже двое в штатском очевидно владели определенными навыками — не давали закончить ответ либо предлагали согласиться с каким-то утверждением. А в третий раз вопросы задавались под запись на видеокамеру, и у девушки были взяты отпечатки пальцев и биоматериал — волосы и слюна.

– Вопросы касались ФБК Алексея Навального, к которому я никогда не имела никакого отношения, — говорит Станислава Терентьева.

Силовики выудили из нее лишь признание, что она смотрела фильмы-расследования ФБК и этого им хватило. На каждом допросе, отмечает девушка, ее обещали отпустить, но в итоге пришел начальник аэропорта и зачитал ей статью, по которой ее не могут пропустить на территорию России из-за угрозы безопасности.

Три дня в воздухе

– Мне, как в кино, пришлось провести три дня на нейтральной территории аэропорта, — продолжает Станислава Терентьева. Дело в том, что недавно запущенный рейс Ереван-Красноярск-Ереван компания «Аэрофлот» выполняет лишь дважды в неделю.

Жить довелось в комнате, напоминающей тюремную камеру: на окне решетка, железная дверь постоянно закрыта снаружи на замок, выйти невозможно. Не было ни связи, ни и даже кнопки вызова сотрудника, вспоминает Станислава: «И они это называли гостиницей аэропорта».

До сих пор она в неведении о причине задержания и не знает, как действовать дальше. В ее паспорте нет никаких отметок о пребывании в Красноярске. Если бы была депортация, поясняет она, то было бы решение суда, которое можно оспорить, но суда не было. По возвращении эта история изумила армянских пограничников, вспоминает Станислава: «По штампам было видно, что я вылетела из Еревана, три дня провела в воздухе и вернулась в Ереван».

Координатор правозащитного центра «Весна» в Витебске Леонид Светик отмечает, что Станислава Терентьева занималась на родине координацией городских проектов. А в июле она покинула Беларусь после того, как ее гражданского мужа после обыска еще и допросили в КГБ в связи с подозрением о причастности к некоему теракту. Очевидно, констатирует он, вернуться в Беларусь эта пара не может.

И Киев не принимает

С похожими проблемами, но только в Киеве столкнулся и минчанин Артем Маркин, который в августе нынешнего года также был вынужден покинуть Беларусь после серии обысков. Его история более драматичная — он вылетел из Тбилиси со всеми вещами, чтобы остаться жить в Украине. В Грузии, признается он, ему так и не удалось наладить социальные связи, кроме того, мешал языковой барьер.

Артем загодя купил билет на самолет и 3 ноября приземлился в киевском аэропорту «Жуляны». Но дальше стойки паспортного контроля пройти не смог. После недолгого разбирательства пограничники пригласили его в кабинет начальницы смены, где она зачитала решение о том, что «уполномоченным государственным органом Украины принято решение его не впускать».

У парня забрали паспорт и выпустили в зал ожидания транзитной зоны, предложив вернуться за счет авиакомпании в Батуми. При посадке, вспоминает Артем Маркин, пограничник передал паспорт экипажу самолета, а в Грузии его отдали сперва сотруднику полиции и только потом, после еще одного разбирательства вернули документ и отпустили его самого.

Артем не исключает, что основанием для невъезда в Украину могла стать информация о его связях с анархистами. Летом 2018 года он был задержан на научной конференции, организованной в доме-усадьбе Михаила Бакунина в Тверской области и депортирован из России. Но официально украинские власти не сообщили ему даже на какой срок и каким органом принято решение. Сейчас Артем Маркин при содействии украинских правозащитников заключил договор с адвокатом и будет это решение оспаривать.

Автор блога и сайта «О Грузии на русском языке» Николай Левшиц отмечает, что и Грузия иногда не впускает граждан некоторых стран на свою территорию. За последние пару месяцев им зафиксированы четыре таких случая — самый громкий это отказ во въезде украинскому журналисту Дмитрию Гордону.

Но важно, указывает он, что в Грузию прилетают сотни политических активистов из Беларуси и России, и Тбилиси их не выдает.

– В Грузии оппозиционеры могут чувствовать себя спокойно, и это главное, — говорит Николай Левшиц.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.3(20)