Адар'я Гуштын, TUT.BY

«Я свой выбор сделал». Рассказы офицеров, которые после выборов уволились из армии и милиции

После жесткого разгона акций протеста по всей стране из армии и милиции стали увольняться люди. Мы собрали несколько историй, уже бывшие сотрудники рассказывают, почему не могут смотреть на насилие, почему не хотят выходить со щитами на демонстрантов и что держит их коллег, которых система не устраивает, но они продолжают в ней оставаться, TUT.BY.

Фото Вадима Замировского, TUT.BY

«Закон должны соблюдать все и всегда»

Артем Никулин почти семь лет отслужил в милиции, работал в подразделении по борьбе с экономическими преступлениями УВД Гродненского облисполкома.

— Накануне выборов я был в резерве, но мог наступить момент «х», когда пришлось бы выходить всем со щитами, — рассказывает он. — Когда я увидел, что произошло после протестов (брутальный разгон, избиения. — Прим. TUT.BY), сказал, что c этим не согласен. Просто сказать и остаться в системе посчитал неправильным, поэтому и ушел. Никаких палок в колеса мне не ставили, уволен по соглашению сторон, я уже выплатил порядка 6300 рублей за то, что до конца не отработал по контракту.

О моем решении сначала узнали близкие, потом друзья, они уже стали рассказывать своим друзьям, и я написал об этом в инстаграме. Просто хотел показать другим милиционерам, которые придерживаются такой же позиции, что они не одиноки в этом. Пошла такая волна поддержки, незнакомые люди писали и звонили, предлагали помощь — в обучении, трудоустройстве, финансово, порядка 4 тысяч рублей люди для меня собрали. Я всем им очень благодарен.

Когда я вижу все эти кадры избиения людей, это очень страшно. Понимаете, есть нормы закона, которые по моему мнению, должны соблюдаться всеми и всегда, нельзя прикрываться какими-то обстоятельствами. Я не хочу всех грести под одну гребенку, но четко видно, что некоторые сотрудники допустили преступные действия с точки зрения закона.

В Законе «Об органах внутренних дел» четко обозначены случаи, когда сотрудники ОВД могут применять физическую силу и спецсредства. И есть там одна строчка, которая передает четко неправомерность действий сотрудников милиции можно увидеть в СМИ, там написано, что сотрудник, когда ненасильственным способом не может задержать преступника или правонарушителя, обязан стремиться нанести наименьший вред. Можно увидеть, что этот пункт закона, мягко говоря, не соблюдается.

Я уверен, что никто не отдавал приказов избивать людей, мне об этом ничего неизвестно. А раз так, ответственность несет непосредственно тот сотрудник, который превысил свои полномочия. На моей памяти было множество примеров, когда из органов увольняли за гораздо меньшие проступки, например, за то, что сотрудник на словах припугнул задержанного.

Почему была такая жестокость, я не знаю. Может быть, спецподразделениям преподносили информацию так, что собрались не мирные демонстранты, а враги, люди с ножами в руках, люди, которые хотят разрушить систему. У нас же всем вбили голову, что на площадь вообще нельзя выходить. Хотя по факту видно, что никаких террористов там не было.

Какой у меня план дальше? Пока не нашел новую работу. Я изучал язык SQL, базы данных, может быть, пришло время попробовать себя в этом направлении? Но вообще мне бы хотелось, чтобы все, что сейчас происходит в Беларуси, не было впустую, чтобы все мирным путем изменилось. И пока я думаю, а как я могу кому-то помочь.

«Смешно, когда задерживают людей, которые просто хотят честно наблюдать»

Виталий Белиженко отдал службе в милиции 17 лет, работал в Первомайском РУВД Витебска на различных должностях — следователь, оперуполномоченный уголовного розыска, старший оперуполномоченный по раскрытию преступлений в сфере высоких технологий, замначальника уголовного розыска и последняя должность — начальник отдела охраны правопорядка и профилактики.

— Ситуация сложилась так, что дальше я не смог продолжать службу, — говорит он. — Если на предыдущих выборах мы старались действовать по закону, то сейчас… На TUT.BY была статья про наблюдателей, которых задержали в школе, а потом отпустили и извинились. Это я извинялся перед ними, я их отпускал, потому что реально смешно, когда вот так, ни за что задерживают людей, которые просто хотят честно наблюдать за происходящим. Дальше — диспропорциональное применение силы в отношении мирных демонстрантов. Я уволился за прогулы 13 августа, другого варианта уйти просто не было.

Мне нужно будет вернуть 6 тысяч рублей, потому что не доработал контракт. Начальник РУВД воспринял мое решение нормально, он хороший человек и всегда работал по закону, поблагодарил за службу, потому что по мне никогда вопросов не было, сказал: «Твое решение, делай, как знаешь».

Решение уйти со службы далось мне непросто, три года оставалось до 20-летней выслуги, я бы уже смог получать пенсию в 48 лет. Но я посчитал, что не буду дожидаться этого, а лучше уволюсь. Еще одна причина, почему держатся за милицию — нужно выплачивать «контрактные».

Когда привозили задержанных, как тех наблюдателей или за «незаконные митинги», я говорил напрямую, что не буду составлять такие протоколы, это могут все мои сотрудники подтвердить, я всегда был противником таких вещей. Никаких лишений у меня за это не было, отказаться реально, выбор есть всегда. И сейчас я сделал выбор уйти со службы, вся семья меня поддержала. Объяснить, почему сотрудники проявляют сейчас такую жестокость, я не могу, но когда я увидел все эти фото избитых, мне это очень не понравилось.

«Читал, как мне хотят «втащить», и не мог поверить, что это ребята, с которыми я служил»

Владислав Невдах до недавнего времени был участковым милиционером в Бресте, но 13 августа подал рапорт об увольнении — после того, как несколько дней в изоляторе поднимал задержанных на суд.

— В 17 лет я поступил в Академию МВД, на факультет милиции, работал в отделе по борьбе с экономическими преступлениями, последний год был участковым в Московском РОВД Бреста, — рассказывает собеседник. — Еще до начала выборов проводили сборы, нас собирали, выставляли со щитами и палками, тренировали оттеснять толпу. 2 августа сказали: кто не хочет участвовать в этом, можете писать на увольнение. Я подумал тогда, почему я должен бросать свою работу, в общем, надеялся, что все обойдется, что меня не будут к этому привлекать. Прошла неделя, и 8 августа я был в списке — идти на площадь в случае протестов, получил экипировку. После этого зашел к начальнику РОВД, сказал, что участвовать не хочу — и меня поняли, убрали из списков.

В день выборов, 9 августа, я провел до ночи на избирательном участке, с 10-го был задействован в охране здания РОВД, потому что была информация, якобы готовится нападение. 11 и 12 августа меня направили в СИЗО заниматься задержанными людьми, которых я из камер водил на суд, который проходил здесь же, в изоляторе.

Как я понял, была отмашка — пощады никому не давать. Если смотреть на материалы административных дел, то доказухи там не было никакой — протокол, рапорт и опрос сотрудника милиции, как под копирку, документы наспех составляли люди, которые раньше этого даже не делали никогда.

За первый день я поднял на суд 20 человек, из них 19 вообще не принимали участия в акциях, были задержаны случайно. Типичная история: «Вышел на улицу, ничего не понял, как меня уже начали крутить». Но больше всего меня тронула одна история. Среди задержанных был инженер ведущего предприятия Бреста, ему 52 года, интеллигентный и порядочный человек. 9 августа пропал его сын, он пришел в РУВД, его провели к дежурному, тот сказал: подожди. Проходит время, не дают никакой информации, отец снова обращается к сотруднику: «Где мой сын?» И ему отвечают: «Пошли, покажу». Заводят его в камеру — вот твой сын, и закрывают за ним решетку. Инженеру приписали участие в шествии на улице недалеко от РУВД, это полное вранье, не было там никакой акции даже.

Пока ждали суд, я помогал людям, как мог, говорил, что можно сказать судье, чтобы дали не сутки, а хотя бы штраф — например, рассказать про детей. Ведь люди и так до суда по трое суток отсидели ни за что. 13 августа на суд нужно было поднимать женщин. А я смотрел на них и не понимал, что они вообще здесь делают. Одну женщину задержали просто за то, что у нее на одежде был красный и белый цвет. И это уже стало последней каплей, я подал рапорт на увольнение. И мне сразу же посыпались угрозы от моих же коллег. Я читал, как мне хотят «втащить», и не мог поверить, ведь это ребята, с которыми я служил.

Меня поддержала жена, отец, друзья, некоторые родственники отреагировали очень негативно, говорили, что я должен вернуться к начальнику и на коленях просить, чтобы меня восстановили на службе. Но я свой выбор сделал. Пусть у меня кредит на жилье 900 рублей в месяц, пусть жена в декрете с маленьким ребенком, пусть выплачивать 15 тысяч рублей за то, что не отработал, но я там больше не могу оставаться. Я свое лицо никогда не прятал, я честно служил и не хочу нарушать закон, выполнять преступные приказы.

Уволился я за прогулы, других вариантов у меня нет, потому что по соглашению сторон меня никто не отпустит, у меня же не отработаны годы за учебу в Академии милиции. Но меня поддерживают друзья, жена. Сделаю визу, поеду в Польшу работать, — я все верну, но туда назад не вернусь, потому что честь и достоинство важнее.

Понимаете, в эти дни вообще отошла на второй план нормальная работа милиции. Такое ощущение, что у нас не мирное, а военное время. Поступает сообщение про огнестрел в щеку, раньше бы на это ЧП всех мобилизовали, а сейчас особо внимания не обращают, все заняты только подавлением протестов. Задействованы все — и уголовный розыск, и ОБЭП, и участковые, — вся милиция. Когда люди спрашивали, за что их задержали, им отвечали: «А нех*** (в значении незачем — Прим. TUT.BY) было выходить!» Когда спрашивали родители, за что задержали их детей, им говорили: «А нех*** (в значении незачем — Прим. TUT.BY) было отпускать!»

Когда увидел фото избитых людей, был в шоке. Не знаю, как объяснить эту агрессию. Может быть, сотрудники так действовали, потому что в толпе были провокаторы, которые бросали в них камни, шли в бой, бросали под ноги петарды. Мне один сказал: «Я за это начал всех месить». Всех, понимаете, а не одного, который действительно нарушил. И когда я спросил, а почему всех без разбора, он не смог ничего объяснить.

«Дело не в деньгах. Нельзя спокойно смотреть на месиво, которое происходит»

Имя следующего героя мы не называем по его просьбе — опасается за свою безопасность. В 2014 году он поступил в Военную академию, по окончании остался работать здесь же.

— Я сразу понимал, что отработаю пять лет и больше продлевать контракт не буду, потому что не видел развития в армии, — говорит он. — Но в итоге даже этот срок не отработал из-за того, что начало твориться к выборам. За два месяца до выборов узнал, что будет задействовано около 700 курсантов Военной академии на разгон демонстрантов (всего у нас учится где-то 1,5 тысячи), поступил такой приказ.

Я сразу сказал, что в этом участвовать не буду, потому что не считаю, что военнослужащие должны избивать людей. Мне ответили: «Родина скажет — пойдешь, ты человек подневольный». Но я стоял на своем, и на аттестационной комиссии говорил прямо: «Вам такой лейтенант вряд ли нужен, который не будет выполнять приказы». Мне угрожали, что будет статья за дезертирство. Но все, что происходит сейчас, это не по-людски. Также я был не согласен с тем, что в принципе происходит в Вооруженных силах после того, как послужил.

Как молодые ребята это все воспринимают? Просто ничего не понимают, я такой же был, пока учился. Там не преподносят информацию извне, отбирают телефоны, но сейчас ребята уже прячут получше, чем мы в свое время. Но зомбируют также: идеологи постоянно, особенно перед выборами, повторяют, что нужна стабильность, посмотрите, сколько Александр Григорьевич сделал за 26 лет, посмотрите, что было в 90-х. Про тех, кто выходит на протесты, говорят, что это опустившееся люди, алкоголики и наркоманы, безработные, которым дают копейку, за которую они и выходят митинговать. И если ты находишься в этой закрытой системе, то просто не видишь и не слышишь, что происходит на самом деле. Ну, и плюс ты должен выполнять приказ, на этом построена вся армия. Не задавать вопросы, не сомневаться, а просто тупо выполнять, что тебе скажет старший по званию. Сверху на тебя навешивают — получишь статью за дезертирство, отчислим или уволим, будешь платить все, что на тебя государство потратило. Больше всего боятся именно выплат. Смотрите, мне навесили 20 тысяч долларов. Я свой выбор сделал, но не каждый осмелится.

Я далек от мысли, что те страшные избиения, о которых стало известно, были от рук курсантов, потому что там больше половины — дети. Я больше поверю, что это срочники, которые уволились и пошли работать в ОМОН. Но никто не заставляет их мутузить людей. Я уверен, ни один начальник, ни один командир не отдавал таких приказов. Просто это безнаказанность. Они сделали один раз, посмотрели, что им за это ничего не было, и творят, что хотят.

Я ушел из армии за месяц до выборов, потому что понимал, что меня могут втянуть в то, что мы сейчас и наблюдаем. Я против той системы, которая сейчас существует в Вооруженных силах, когда мы только поступали, никому не говорили, что будет происходить что-то подобное. Отвечать за то, что происходит, будут молодые пацаны, таких случаев в военной сфере очень много, так что не удивлюсь, если многие ребята потом будут сидеть.

Я сейчас работаю тестировщиком, во время службы учил английский и окончил курсы в IT-академии. С зарплаты высчитывают половину на оплату за академию. Думаю, гораздо больше ушли бы с такой службы, если бы ни этот финансовый груз. Но я ни о чем не жалею. Дело не в деньгах. Нельзя просто спокойно смотреть даже на мессиво, которое сейчас происходит. Я знал, что этим все и закончится. Потому что если выборы ожидаются честными, не надо готовиться за два месяца разгонять протесты.

Когда мы написали про милиционера из Новополоцка, который «не смог выйти против народа» и оставил службу в милиции, читатели забросали нас вопросами, как ему помочь — выплатить «контрактные», предложить новую работу, поддержать добрым словом. Поэтому сразу указываем контакты героев этого материала, чтобы вы могли лично у них спросить, как можно помочь: Артем Никулин из Гродно — 07a.nikulin@gmail.com, Виталий Белиженко из Витебска — vitbel85@gmail.com, Владислав Невдах из Бреста — vladislav17n@mail.ru, лейтенант, уволившийся из Вооруженных сил — nepobedimyy96@inbox.ru.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:24)