Елена Ракова, «Наше мнение»
Хитрости благосостояния по-белорусски

Министерство статистики и анализа Беларуси фиксирует постоянный рост доходов населения. Так, летом 2006 года средняя зарплата по стране составила 300 долларов, средняя пенсия — 115 долларов США. Денежные доходы населения за период с июля 2005 по июль 2006 года выросли на 20%. Согласно официальной статистике, за чертой бедности живет 11% населения.

Однако официальные цифры доходов и зарплат зачастую ничего не говорят о качестве жизни «простого» белоруса или белорусской семьи. На местах, в провинции вызывает удивление, когда упоминается 250 долларов средней зарплаты по стране. Как правило, там зарплата составляет 250 тыс. рублей. Поскольку понятно, что это как со средней температурой по больнице. Всё чаще по телевизору и в газетах рассказывают, как хорошо живут белорусы, как растет покупательная способность и материальное процветание. Однако всё познается в сравнении. Ведь можно сравнивать уровень жизни в разных частях Африки, Африку с Европой или США, Беларусь с Туркменистаном и Арменией, а не Польшей или Эстонией. Можно в XXI веке, наконец, позволить себе купить стиральную машину (накопив в течение года, отказав себе в отпуске или взяв потребительский кредит) и говорить о процветании и уникальности, новой формуле социально-экономического успеха.

Итак, каково это — благосостояние по-белорусски?

Согласно данным Исследовательского центра ИПМ, доходы большинства белорусских семей (почти 80%) находятся в пределах до 200 долларов на члена семьи. Более того, доходы до 75 долларов на человека (бюджет прожиточного минимума) имеет 9% белорусских семей.

Более того, лишь у 14% населения расходы на питание и оплату коммунальных услуг составляют менее 25% от всех расходов семьи. Только у трети населения (38%) они менее 50%. Еще треть семей тратит на питание и коммунальные услуги 51-74% доходов. 11% семей могут позволить себе только эти два вида расходов.

Эти ответы аналогичны тем, что были даны год назад в ходе примерно такого же исследования. То есть получается, что рост цен не отстает от роста номинальных доходов. Поэтому, несмотря на формальный рост доходов, люди не могут позволить себе тратить больше на небазовые товары и услуги. Это, в свою очередь, заставляет задуматься и усомниться в цифрах о реальных темпах роста цен, номинальных и реальных доходах (благосостояния), приводимых Минстатом. Или о росте дифференциации благосостояния, которое Минстатом не учитывается. Беларусь стремительно делится на своих бедных (100 долларов) и богатых (500 долларов на члена семьи), при этом все они считают себя бедными.

Так, большинство людей (60%) оценивает свой уровень дохода как средний. Только 10,3% семей оценивают свой доход как выше среднего (9,7%) или высокий (0,6%). Несмотря на то, что 11% семей денег хватает только на питание и оплату коммунальных услуг, низким (в сравнении с окружающими) свой доход признают 8% семей. Ниже среднего оценили свои доходы 22% респондентов.

Интересный феномен массового сознания состоит в том, что примерно одинаковое количество людей считает, что доходы его семьи средние. Несмотря на дифференциацию доходов на члена семьи в три раза (от 100 до 300 долларов), более 60% респондентов согласны, что именно этот уровень дохода является средним по стране. Примерно 50% респондентов с доходами до 100 долларов на человека и с доходами от 300 до 500 долларов на человека также полагают их средними. Таким образом, расслоение населения проходит не замеченным в массовом сознании. Кроме того, более половины респондентов с доходами свыше 500 долл. на человека также полагают, что именно такой уровень является типичным для Беларуси (хотя таких людей по выборке 1,7%). Поразительная скромность или вопиющее игнорирование того, чем и как живет страна?

Исходя из географического критерия жители сёл и малых городов являются наиболее бедными. И наоборот, большинство семей с высокими доходами проживает либо в крупных городах (50% семей с доходами от 300 до 500 долларов на человека и 58% семей с доходами свыше 500 долларов), либо в Минске (35% и 25% соответственно).

Помимо представления об абсолютных цифрах текущего уровня доходов респондентов большой интерес представляют данные об имущественном факторе, т.е. о том, что могут и чего не могут позволить себе белорусы. Так, согласно данным исследования, только треть населения может позволить себе качественную разнообразную еду и хорошую одежду, в то время как более чем половине семей хватает только на необходимую еду и одежду. В каждой четвертой семье не хватает средств даже на базовую бытовую технику. В то же время почти половина населения (40%) может позволить себе подержанный или новый автомобиль. Таким образом, автомобиль перестал быть предметом роскоши, ею стала квартира, которую может себе позволить приобрести только 12% населения.

Несмотря на относительно невысокие уровни доходов, только четверть населения страны имеет дополнительные приработки помимо основного дохода. Их количество варьируется от 20% в селах до 31% в крупных городах и 27% в Минске. При этом дополнительная активность на рынке труда в значительной степени варьируется в зависимости от социального статуса респондента. Наиболее социально мобильными и активными являются военнослужащие и работники органов МВД, руководители и менеджеры высшего и среднего звена (оставляем за рамками данной статьи спекуляции и размышления о том, какого рода приработки и дополнительные доходы могут иметь работники милиции или руководители; возможно, что эти доходы и приработки являются не совсем легальными). Возможности приработка для большинства остальных социальных групп достаточно ограничены вследствие сложных условий для занятий индивидуальной предпринимательской деятельностью, отсутствия вакантных мест на большинстве рынков (особенно малых городов и сёл), низких доходов населения, не позволяющих развиваться рынку услуг (и абсорбировать всех желающих много работать).

Тем не менее в целом представляется, что 24% имеющих приработки — это достаточно высокий показатель. В случае упрощения условий ведения бизнеса и либерализации рынка труда можно ожидать всплеск экономической активности населения, который сгладит шоки от структурных реформ и временный рост безработицы.

Таким образом, анализ доходов белорусов оставляет больше вопросов, чем ответов:

- Мы гордимся тем, что за 15 лет реформ достигли доходов в 150 долларов на члена семьи? И именно рецептом такого социально-экономического счастья готовы поделиться с желающими?

- Что только 11% населения в европейской индустриальной стране, претендующей на экспорт своей модели социально-экономического развития, периодически голодает и во всем себе отказывает?

- Что в стране нет социальной напряженности, поскольку каждый в своей «резервации» считает, что именно уровень доходов его семьи – средний и поэтому нечего переживать, ведь всё как у всех, а ведь могло быть и хуже?

- Что 40% квалифицированных менеджеров, специалистов, военных и милиционеров имеют дополнительные приработки помимо зарплаты?

Возможно, именно в перераспределении теневых и «серых» финансовых потоков и заложен секрет белорусского экономического чуда и рост покупательной способности отдельных белорусских граждан?

Список вопросов можно продолжить. Как и предметов национальной экономической гордости. А уж в искусстве создавать потемкинские деревни и показывать их заезжим российским или кубинским делегациям нам вообще немного найдется равных. Только по мере углубления анализа и перехода от макро- к микростатистике всё чаще хочется сказать: «А король-то голый». Остается констатировать, что вся эта гордость и головокружение от успехов – предмет исключительно для внутреннего белорусского потребления.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)