Кирилл Иванов
«Выходит, если белорус попал под суд, то его засудят с вероятностью 99,8%»

Беларусь остается страной, где количество оправдательных приговоров по уголовным делам составляет менее одного процента.

Как сообщает сайт Верховного суда, в первом полугодии в Беларуси были осуждены 22 028 человек, обвиняемых в совершении уголовных преступлений. И только 44 человека в ходе судебных разбирательств были признаны невиновными и оправданы.

Данная статистика свидетельствует о том, что Беларусь по-прежнему остается страной, где количество оправдательных приговоров по уголовным делам составляет менее одного процента.

Почему так происходит?

В марте 2011 года в интервью «Белгазете» тогдашний заместитель генпрокурора Алексей Стук объяснил крайне малое количество оправдательных приговоров «высоким качеством работы следствия», а также о «достаточно взвешенном отношении следствия и прокурорского надзора к вопросам оценки доказательств».

При этом он подчеркнул:

— Самым опасным явлением остается завышенная оценка отдельными дознавателями и следователями доказательной силы признательных показаний — пресловутой «царицы доказательств». В результате следствие зацикливается на добывании, а порой, извините за каламбур, и «добивании» признания.

Мнение оправданного

Оправданный пять лет назад по делу о мошенничестве бывший репортер телеканала ОНТ Денис Суховаров посвятил своей уголовной истории серию публикаций в «Белзазете». Одну из них он посвятил теме оправдательных приговоров. Приведем небольшой фрагмент, в котором экс-журналист пытается назвать причины низкого количества оправдательных вердиктов:

«На самом деле любой оправдательный приговор — серьезный минус в работе следователей. Ведь тогда получается, что система работает некачественно.

Поэтому до сих пор нередки факты, когда в случае отсутствия веских доказательств вина просто-напросто выбивается с помощью физической силы. В случае признания вины арестованным вероятность обвинительного приговора максимальна.

Даже если дело сырое и шито белыми нитками, ни один представитель правоохранительных органов никогда не признает собственной ошибки. Неудивительно, что обычные люди испытывают настоящий ужас, когда им приходится столкнуться с обвинением, а сами следователи нередко чувствуют себя неуязвимыми вершителями судеб».

Из архивов

Одним из самых громких дел, завершившихся оправдательным приговором, была история жителя Несвижа, обвиненного в убийстве. О ней «Салідарнасць» подробно писала в 2011 году.

Александр Булавин провел в неволе 9 лет, прежде чем был оправдан и освобожден.

Чтобы добиться справедливости, его родные несколько раз прошли все инстанции — до Верховного суда и Генпрокуратуры.

Как у других

По данным Верховного суда России, количество оправдательных приговоров среди рассматриваемых в судах уголовных дел составляет 4,5% (данные за 2013 год — С.). По информации председателя Следственного комитета РФ Владимира Маркина, озвученной в январе 2015 года, количество оправдательных вердиктов составляет около 0,4%.

При этом глава СК подчеркнул, что столь малый процент оправдательных приговоров свидетельствует о высокой квалификации следствия, а постоянные упреки исходят от «либерально настроенной общественности».

Любопытный факт: в российском сегменте интернета популярно мнение, что во времена Сталина количество оправдательных решений судов было гораздо больше. И это мнение подтверждается фактами: согласно изданной в 1948 году «Истории советского суда» М. В. Кожевникова, в РСФСР в 1935 году народными судами было вынесено 10,2% оправдательных приговоров, в 1936-м — 10,9; в 1937-м — 10,3; в 1938-м — 13,4; в 1939-м — 11,1; в 1941 году — 11,6%.

О ситуации у других наших соседей можно судить по данным подразделения ООН по наркотикам и преступности (UNODC), собранным за последние годы. Так, доля осужденных из представших перед судом в Литве составляет около 62%, Латвии — 97%, Польше — 45%, Украине — 56%.

«У нас в стране суд, прокуратура и следствие — всего лишь ветки на одном стволе»

Статистику Верховного суда комментируют на дискуссионной площадке talks.by. Приведем несколько мнений:

«Одно из двух, или следаки идеально работают, что маловероятно, или суды с ними в связке и лишь бы закрыть человека, не вникая в суть дела».

«Выходзіць, калі беларус папаў пад суд, то яго засудзяць з верагоднасцю 99.8%. Тут нават выраз «амаль без шансаў» выглядае вельмі аптымістычна».

«Сидят бедные, а бывшие сенаторы либо отмазались вчистую, либо поднимают колхозы с вероятностью 83,5%».

«У нас в стране суд, прокуратура и следствие — всего лишь ветки на одном стволе. Все они зависят друг от друга и от администрации президента, сами себя называют «людьми государевыми» и убеждены, что делают одно дело. По сути, так и есть. Пока не будет реального разделения властей и независимости судов, все это будет продолжаться.

Следователи все свои решения согласовывают с начальством, суды выносят приговоры тоже после согласования с вышестоящими судами, прокуратура вообще самоустранилась и ни во что не вмешивается. В результате качество и следствия, и судебного процесса только падает, потому что зачем стараться, если и так понятно, что любая твоя ошибка прокатит и будет прикрыта коллегами?».

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)