Алексей Золотницкий, naviny.by
Выборы президента Беларуси — неэлегантная победа Кремля

Несколько сотен задержанных, десятки избитых, в том числе кандидаты в президенты, имена которых хорошо известны как по ту сторону Буга, там и восточнее Смоленска. Таков финал основного дня президентской кампании-2010.

Эту победу Лукашенко «элегантной» уж точно не назовут. Теперь Центризбирком может сколь угодно долго трясти итоговыми протоколами с ошеломительными цифрами поддержки действующего главы государства. Семьдесят или восемьдесят процентов набрал Лукашенко — это сегодня вопрос десятый. Равно как и не имеет теперь первостепенной важности вопрос о том, был ли у лидеров оппозиции хоть какой-то сценарий Площади.

Когда, в какой момент власти решили плюнуть на сотни международных наблюдателей, да и на все мировое демократическое сообщество разом, можно только догадываться. Возможно, таковым план был изначально — закрутить изрядно разболтавшиеся гайки до предела сразу после закрытия участков. Возможно, в тот момент, когда официальный лидер на участке для голосования, отвечая на неудобные вопросы, перед десятками камер утирал со лба нежданно выступивший пот. Возможно, чуть позже, когда даже бронзовому Ленину на площади Независимости не хватало высоты, чтобы увидеть всех, кто пришел требовать честных выборов.

Да, такого скопления народа, такого протестного заряда столица не видывала давно — с марта 2006 года. Но тогда, по сравнению с событиями этого воскресенья, власти продемонстрировали просто чудеса выдержки. Нынче же ногу с тормоза убрали удивительно быстро и вопреки всем раскладам, так логично укладывавшимся в канву событий еще вечером субботы.

Путевка в совершенно новую для него пятилетку, с заманчивыми перспективами пристроиться к шеренге европейских лидеров, у действующего президента фактически была в кармане. Зная наверняка, что протестные настроения в стране могут быть бурными, но вряд ли станут продолжительными, а потому вопрос внутренней легитимации победы можно считать второстепенным, основные усилия власть должна была бы направить на легитимацию внешнюю.

И здесь тоже все складывалось весьма неплохо.

Запад де-факто согласился с очередным сроком Лукашенко. Посещавшие в последние пару-тройку месяцев посланцы Европы и Америки весьма прозрачно давали понять, какой характер выборов будет для них вполне приемлемым для того, чтобы белорусский лидер таковым в их глазах и оставался. Месседж был весьма простым — соблюсти демократический минимум и забыть о вредной привычке лупить своих оппонентов дубинками по голове.

Проблемы с Москвой, все лето бившей по «последнему диктатору Европы» из крупнокалиберных информационных пушек, тоже решились очень кстати — прямо накануне выборов и всего за полтора часа беседы тет-а-тет с Медведевым за закрытыми дверями. Между строк новых нефтяных договоренностей отчетливо читался отказ Кремля придавать своей реакции на исход белорусских выборов нетрадиционные формы.

Дав команду на силовое подавление протестных настроений, белорусская власть, и это несомненно, вынудила сильно призадуматься своих и старых, и новых партнеров. Приготовленные теми заранее формулировки сегодня, наверняка, будут звучать, как минимум, неуместно.

Впрочем, в большей степени это относится к Евросоюзу, лестно оценившему режим «супердемократии», в котором проходила избирательная кампания, и уже предвкушавшего первые плоды тактики постепенного втягивания официального Минска в сферу европейских интересов.

И в меньшей степени это относится к России, которой, безусловно, европейский крен Беларуси очень сильно режет глаз.

Крайне нервная реакция белорусских властей на протестную акцию из гипотетических во вполне вероятную выдвигает версию о, скажем так, заинтересованности Москвы именно в таком финале. А организовать его — дело даже не ума — техники.

Что Лукашенко отдал Кремлю в обмен на возвращение преференциального режима поставок нефти, переработка которой, как известно, является финансовым фундаментом белорусской стабильности? Ведь что-то отдать должен был — по иному нынче отношения Минска и Москвы не строятся.

Так почему бы этим чем-то не были отношения с Европой. Три вилами по воде писаных миллиарда евро от Сикорского предсказуемо проиграли четырем до хруста реальным миллиардам долларов от Медведева.

Только бизнес, ничего личного. Так, кажется, в период газовых конфликтов с Минском говорил Путин. Формула универсальна. И вполне применима не только к углеводородам, но и к геостратегическим интересам.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)