Евгений Кириллов

«Вы молодцы, вы коллектив – высказали свою позицию, я за это вас уважаю. Но надо сделать по-другому»

Витебский чиновник убеждает избирательную комиссию изменить результат голосования. Аудиозапись разговора чудесным образом попала в сеть. «Салідарнасць» расшифровала часть записи.

В опубликованном на Youtube ролике указывается, что речь идет об участке №25 в Октябрьском районе Витебска. В разговоре участвует чиновник – предположительно глава администрации Октябрьского района Сергей Сташевский, который общается с членами соответствующей избирательной комиссии.

Чиновник: Закрывайте двери, поговорим за закрытыми дверями.

Я так понимаю, что вы все осознаете ситуацию и визит главы администрации к вам школу вам понятен? Или кто-то может быть чего-то не знает.

Члены комиссии: Знаем...

Чиновник: Ясно. Ну, рассказывайте тогда, как у вас так получилось?

Член комиссии: Считали то, что было.

Чиновник: Молодцы, все считали?

Члены комиссии (хором): Все.

Чиновник: И по вашим подсчетам такая цифра получается?

Члены комиссии (хором): Да.

Чиновник: Хорошо. А как посчитала комиссия, которая находится этажом ниже?

Члены комиссии: Мы там не присутствовали. Они у себя были, а мы у себя.

Чиновник: Я вам скажу, что ваши коллеги посчитали чуть-чуть иначе, чем вы. И я так понимаю, что они также честно и принципиально просматривали каждую страничку… Значит, у них по предварительным подсчетам за третьего кандидата проголосовало около 75%. А у вас тут «очень много» – порядка 15.

Это в принципе отражает общую картину, которая складывалась по Октябрьскому району. Мне не хочется, чтобы вы были единственными, что каким-то образом, непонятно чем руководствуясь, здравым смыслом или чувством гордости, ответственности и так далее – выбились из общей массы.

Я в принципе тоже пожилой человек. С Виктором Цоем я даже современником был, я даже еще Элвиса Пресли застал. И Scorpions песни я очень хорошо знаю… Но сегодня не та ситуация, чтобы сегодня честные [неразборчиво] смотреть. Поэтому у меня есть к вам очень жесткое предложение. Менять протокол и менять кардинально цифры между третьим и четвертым кандидатом.

Готов согласиться с тем, что за Тихановскую достаточное количество людей проголосовало. Не буду объяснять вам причины и даже фантазировать. Кто-то по велению сердца, кто-то умом, кто-то кошельком голосовал. Это их проблемы. А у нас есть другие задачи, другие проблемы, которые нам нужно решать…

С 1-го числа готовиться к Дню учителя. Доходчиво объясняю?

Члены комиссии: Доходчиво.

Чиновник: Ну так давайте, решаем этот вопрос. Чтобы вы не выбивались здесь в микрорайоне… Чтобы по улице Фрунзе не имелась одна позиция, а потом другая. Чтобы мы как в детстве не пошли двор на двор, деревня на деревню, давайте мы будем решать этот вопрос.

(Тишина в комнате)

Член комиссии (после молчания): Сергей Викторович, если комиссия подписывает, я один могу не подписывать?

Чиновник: Нет. Не надо мне ваше особое мнение – я его услышал. Я его учту.

Все мы принципиальные люди, до определенной степени. Когда речь идет о нашем будущем, хочется, чтобы оно было хотя бы чуть-чуть светлое.

Члены комиссии (возмущенно): Почему нашими руками [неразборчиво] нужно делать все это?

Чиновник: Присядьте… Если вот вообще говорить, мне больше всех вас вместе взятых должно быть все равно. Я-то человек не витебский, приехал сюда из Минска – живу и работаю уже двенадцатый год… И намереваюсь еще поработать какое-то время и уехать обратно в столицу. А может и в какой-то другой регион. Вот такой вот я получился человек.

И я хочу, когда уеду, чтобы о нас вспоминали хорошим словом. Может быть, плохим немного и завистливым...

Вы молодцы, вы коллектив – высказали свою позицию, я за это вас уважаю. Но надо сделать по-другому.

Члены комиссии (перебивая друг друга): Но это было решение избирателей… Как потом смотреть людям в глаза? Родители приходят, это наши ученики...

Чиновник: Нормально смотреть.

Член комиссии (с запалом): Один из последних избирателей пришел на участок с [неразборчиво]. Спросил, где тут урна, куда его кинуть. И в лицо, в глаза всем, кто там сидел, обвинял учителей в том, какое право после этого они имеют учить детей.

Жаль, что [неразборчиво] кидали в урну этими гармошками.

Чиновник: Я тоже видел эти урны с гармошками. И не только у вас. И белые манжетики у людей. Вы думаете, я просидел в кабинете четыре дня?

 Член комиссии (с запалом): На досрочном голосовании у Лукашенко больше. За сегодняшний день (9 августа) – это то, что мы видим.

Чиновник (сурово): Еще раз, я услышал ваше особое мнение – и этого достаточно. Если его услышит кто-то еще, я не готов прогнозировать развитие событий.

Есть еще бланки протоколов? Меняйте пункт четвертый и поехали обратно.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.4 (оценок:25)