Юлия Латынина, ”Ежедневный журнал”
Все, кроме Андорры

У нас появились удивительные патриоты. Обычный патриот болеет за страну. Ему важно, есть ли в стране правосудие, есть ли в ней выборы, есть ли в ней политические партии, отражающие волю обшества, а не начальства, и ему, допустим, небезразлично, что на 100 тысяч автомобилей в России погибает ровно на порядок больше людей, чем в США, и что средняя продолжительность жизни в России на 14 лет меньше, чем в США.

Нашим патриотам это все по фигу. Им главное, чтобы Америка обделалась в Ираке.У нас в ходу удивительные представления о величии России. Каждый день ревнители российского величия сообщают нам, что Россию опять обидели. Россию обижают то США, то Польша, то Чехия, то Эстония, то Грузия. Кажется, из западных стран нас пока не обидела разве Андорра. Это странно: великая страна – это не та, которую все обижают. Это та, которая всех обижает.

Давайте проделаем маленький эксперимент.

Представьте себе, что вы — новый руководитель небольшой фирмы и вам надо сокращать штаты. Вы хотите уволить самого ненадежного сотрудника и с этой целью вызываете своих подчиненных и спрашиваете их мнения о коллегах.

Вы вызываете Петю и спрашиваете:
— Как ты относишься к товарищам?
— Никак, — отвечает Петя.
Он трудоголик и на личные отношения плевал. Ему важно, как они работают.

Вы вызываете Васю и спрашиваете:
— Как тебе твои товарищи?
— Все – отличные ребята, — говорит Вася, — вот только Мишка, сучонок, жену у меня увел.

Вы вызываете Сережу и спрашиваете:
— Как тебе твои товарищи?
— Да нормальные люди, вот только Вовку я не люблю.
— А почему?
— А ни почему. Рожа мне его не нравится.

Потом вы вызываете Алексея и спрашиваете:
— Как тебе твои товарищи?
И слышите в ответ:
— Леша меня ненавидит, Петя меня ненавидит, Сережа меня ненавидит, Ленка меня в грош не ставит, все они ухмыляются за моей спиной, а вчера Петр так скалился, когда я вошел в офис, что я сразу понял – они, подонки, мои косточки перемывали.

Думаю, что наш руководитель немедленно уволит Алексея.

Люди, они разные. И имеют право на все, в том числе и на беспричинную неприязнь к кому-то конкретному. Ну вот рожа не нравится – и все тут. Но если человек говорит «все меня не любят» — это уже звонок.

Потому что нормальный человек не говорит: «Он меня не любит». Нормальный человек говорит: «Я его не люблю». С разными мотивировками. «Я его не люблю, потому что он у меня бизнес отнял». «Я его не люблю, потому что он тупой». Или: «Мне на него наплевать, но его бизнес мне нравится, и я его отниму».

Но если человек говорит «он меня не любит», то это должно настораживать. Либо этот человек – бандит, который готовит почву, чтобы прикопаться и отнять бизнес, либо – параноик. Надо отдать должное СССР – его руководители были бандитами. Они истерили, били себя в грудь, как урки на зоне, кричали: «Мы за мирное сосуществование, а Запад нас не любит!» Но сколько бы СССР ни истерил и ни бил себя в грудь, у него была совершенно конкретная цель и каждый советских человек знал, что Запад будет не любить нас, миролюбивых и светлых людей, до того времени, пока последняя Парагвайская республика не войдет в состав СССР.

А вот логику Кремля, которого обидели все, кроме Андорры, понять в этом смысле трудно. Ведь нынешний Кремль явно не собирается воевать с Западом, хотя бы потому, что очень трудно понять, где эти ребята будут держать свои счета, если они завоюют Сейшелы, Швейцарию и Кипр.

Да. И еще. Мне лично наплевать, любят меня удивительные патриоты или нет.

Я ИХ НЕ ЛЮБЛЮ.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)