Михаил Зыгарь, ”Коммерсантъ”
Во Франции будет строиться "эпоха после Ширака"

Жак Ширак вчера выступил с телеобращением к нации, в котором объявил о своем уходе из политики. Эпоха Ширака во Франции закончилась. Итоги его 12-летнего правления весьма неутешительные: стагнация в экономике, взрывоопасная ситуация в социальной сфере, сомнительная репутация на международной арене.

Более того, Жак Ширак уходит, фактически оплеванный последователями: все нынешние кандидаты в президенты, вне зависимости от их политической ориентации, осуждают уходящего ветерана и открещиваются от его наследия.

Жак Ширак до последнего отказывался признать, что он больше не участвует в политической игре. Его супруга Бернадетт Ширак в конце прошлого года даже, набравшись смелости, намекала в интервью, что муж силен и популярен и может вновь побороться за президентский пост. Сам Жак Ширак говорить такого не осмеливался. С его нынешним рейтингом около 1% даже думать об участии в выборах было бы нелепо: позор на выборах стал бы плачевным концом многолетней карьеры.

Впрочем, многим французам нынешний уход Жака Ширака и так не кажется триумфальным. Прошлые президентские выборы, 2002 года, он выиграл почти случайно — набрав жалкие 20% в первом туре и получив во втором очень удобного соперника ультранационалиста Жан-Мари Ле Пена.

В нынешней предвыборной гонке Жак Ширак едва ли смог бы пробиться даже в четверку. Как свидетельствуют последние опросы, борьба стала фактически равной: центрист Франсуа Байру почти догнал социалистку Сеголен Руаяль — у него 24%, а у нее 25%, фаворит Никола Саркози чуть впереди с 26%. Учитывая статистическую погрешность, шансы всех троих кандидатов становятся абсолютно равными. К тому же около 40% избирателей говорят, что еще не решили, за кого голосовать. Кандидаты отчаянно критикуют друг друга, но еще сильнее они обрушиваются на Жака Ширака, объявленного виновником всех бед современной Франции.

Пожалуй, главная неудача президентства Жака Ширака — это стагнация в экономике. Экономический рост снизился до 3,2%, безработица достигла почти 10%, бюджетный дефицит стал едва ли не самым большим среди развитых стран. "Провал в экономической политике Жака Ширак — это не что иное, как кризис Пятой республики",— сказал Ъ политолог Никола Баверез. По его мнению, Жак Ширак оказался неспособен сделать то, что от него требовали все французы,— принять какие-либо внятные решение, произвести структурные реформы в экономике и социальной сфере. В историю Жак Ширак войдет именно своим "непринятием решений", вторит Тома Гомар, исследователь из Французского института международных отношений. Именно за два президентских срока Жака Ширака Франция столкнулась с основными проблемами последнего времени: волнениями в пригородах, ростом национализма, межэтническими и межрелигиозными трениями. Однако никакого плана решения этих вопросов Жаком Шираком предложено не было.

Осознавая свою уязвимость во внутренней политике, Жак Ширак всегда упирал на свои достижения на международной арене. Главным из них является принципиальный протест против войны в Ираке. По мнению политологов, стремясь сгладить свои неудачи внутри страны, Жак Ширак начал заигрывать с ностальгией французов по образу Франции как великой державы.

"Жак Ширак очень любил использовать риторику великой нации,— говорит Тома Гомар.— Однако чем больше он рассуждал об этом, тем очевиднее становилась разница между фактами и его восприятием действительности. Этот же вопрос, кстати, сейчас встает и в России. Правда, во Франции население уже, похоже, определилось с ответом на него. Оно не готово платить экономическую цену за усиление державности. Поэтому с уходом Жака Ширака, скорее всего, исчезнет такая его фантазия, как 'многополярный мир', и прочие тезисы о величии Франции".

"У Франции действительно есть определенная ностальгия,— считает Беатрис Жиблен, директор Французского института геополитики.— Ей хочется быть великой державой. Хочется, чтобы голос Франции слышали. Но на это нет средств".

Вероятные преемники Жака Ширака на посту президента не скрывают, что намерены сменить приоритеты во внешней политике и отказаться от наследия нынешнего президента. К примеру, Никола Саркози, возглавляющий сейчас созданную Жаком Шираком партию "Союз за народное движение", известен своей проамериканской направленностью. Он считает, что Франции следовало поддержать американскую кампанию в Ираке и в целом ориентироваться на Вашингтон. По мнению Никола Саркози, Франция не сможет стать великой державой в одиночку, а только если у нее будет такой надежный союзник и партнер, как США.

Сеголен Руаяль и Франсуа Байру, напротив, критикуют Жака Ширака за невнимание к единой Европе. Они считают, что Франция может заявить о себе в мире, только являясь ключевой частью такой новой великой державы, как Евросоюз. По их мнению, одна из главных ошибок Жака Ширака — скандально известный референдум 2005 года о евроконституции: тогда президенту не удалось убедить нацию в необходимости принятия евроконституции, и это затормозило развитие общеевропейских органов власти.

Предметом критики является также и отношение Жака Ширака к России, и к Владимиру Путину в частности. Французские политологи предполагают, что с уходом Жака Ширака контакты между Москвой и Парижем станут более сдержанными вне зависимости от того, кто займет Елисейский дворец. С одной стороны, французским правым всегда было проще находить общий язык с Москвой, нежели социалистам: левые традиционно уделяют повышенное внимание правам человека и свободе слова. Однако Никола Саркози — нетипичный правый. Во время своих поездок в США он неоднократно очень резко высказывался о российских властях. Кроме того, он гостил в Тбилиси у Михаила Саакашвили и, по слухам, симпатизирует ему. Поэтому стать "другом Никола" для российского президента лидер правых в случае своей победы вряд ли сможет.

Не пойдет на излишнюю близость с Москвой и Сеголен Руаяль. Она уже не раз говорила, что в отношениях с Россией станет следовать примеру канцлера ФРГ Ангелы Меркель — то есть быть дружелюбной, но при этом держать российских партнеров на расстоянии. Франсуа Байру же является настолько горячим сторонником единой Европы, что, по словам своих приближенных, никогда не рискнет выстраивать какие-либо эксклюзивные отношения с Москвой в обход коллег по Евросоюзу. В случае победы он будет настаивать на едином европейском подходе к отношениям с Россией. "Для Франции Германия всегда была наиболее важным партнером,— говорит Беатрис Жиблен.— Гораздо более важным, чем Россия. Никаких новых тройственных союзов Париж больше выстраивать не будет".

Наконец, в нынешней ситуации каждый из кандидатов в президенты крайне зависим от мнения СМИ. Между тем имидж России и Кремля во французской прессе сейчас крайне неблагоприятен. Фактически дружеские отношения с российской властью являются одним из элементов непопулярности бездеятельного Жака Ширака, тем, за что его продолжают критиковать. И именно с этих позиций начнут строить свою политику будущие творцы "эпохи после Ширака".

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)