В полвторого ночи написал явку с повинной. О какой «взятке» 12-летней давности говорят в суде над Бабарико

В судебном заседании по делу Виктора Бабарико и топ-менеджеров Белгазпромбанка допрошены Андрей Марков и Юрий Ковальчук — учредители и руководители (заместитель директора и директор) строительной организации ООО «Марконстрой», сообщает TUT.BY.

К проекту DELAY (ООО «ПриватЛизинг», ООО «Правовой диалог», ООО «Системы обработки информации») или к ООО «Активлизинг», вокруг которых в основном строится обвинение, Марков и Ковальчук отношения не имеют.

Они фигурируют в отдельном эпизоде обвинения, согласно которому заместитель председателя правления Александр Ильясюк принял для себя и для Виктора Бабарико в несколько этапов с 2008 по 2010 год взятку от Маркова и Ковальчука в размере 80 000 долларов.

ООО «Марконстрой» — компания, которая существует с начала двухтысячных, основной вид деятельности — строительство объектов недвижимости, компания выступает заказчиком.

В суде допрошенные рассказали, что к концу 2007 — началу 2008 года у ООО «Марконстрой» закончились собственные средства для завершения строительства жилого дома по улице Шорной. Марков и Ковальчук обращались в разные банки, но им отказывали в финансировании.

В какой-то момент Марков рассказал про эту ситуацию своему другу Романовскому, а тот посоветовал обратиться к его знакомому в Белгазпромбанке, зампреду правления Ильясюку, и дал номер телефона. До этого за кредитами в Белгазпромбанк ООО «Марконстрой» не обращалось.

Марков напрямую позвонил Ильясюку, сказал, что хочет получить кредит, договорился о встрече. Через некоторое время Марков и Ковальчук встретились с Ильясюком в его кабинете в Белгазпромбанке, обсудили финансирование завершения строительства объекта, для чего был необходим кредит на 4−5 млн долларов. Ильясюк сказал подготовить пакет документов и подать заявку.

Условия кредитования, которые запрашивались, не отличались от стандартных и от условий в других банках. Речь о передаче вознаграждений на встрече не шла.

В феврале или марте 2008 года Марков и Ковальчук передали в банк пакет документов. Спустя какое-то время исполнитель в банке сообщил, что документы рассмотрены и поданы «наверх».

После этого у них состоялась еще одна встреча с Ильясюком, тот пояснил, что возможность выдачи кредита достаточно высокая и что документы ООО «Марконстрой» будут рассматриваться на «совете» (видимо, речь о Комитете по управлению активами и пассивами и Большом кредитном комитете. — Прим. ред.).

По словам Ильясюка (здесь TUT.BY писал про его показания), сам он такие вопросы не решает, решение принимает «совет». Кто туда входит, Ильясюк не говорил. Затем Ильясюк озвучил, что для принятия положительного решения надо передать определенную сумму, и набрал на калькуляторе «100 000 долларов».

Кто конкретно будет принимать решение и что должен был сделать Ильясюк за вознаграждение, не обсуждалось, а Ковальчук и Марков не интересовались. Ильясюк не говорил, какие действия он или кто-либо иной совершит или уже совершил за вознаграждение, и не ставил условия о том, что кредит не будет выдан, если вознаграждения не передадут.

Марков и Ковальчук согласились с суммой и сказали, что деньги будут передавать по мере возможности, в течение определенного периода. Ильясюк не возражал. Спустя некоторое время он сообщил, что «совет» одобрил заявку. Кредит «Марконстрой» получил в апреле 2008 года.

До декабря 2008 года денег Ильясюку Марков и Ковальчук не передавали, средства у них появлялись по мере того, как сдавали дом и получали дивиденды. Ильясюк не напоминал, что надо передать деньги, они не созванивались и не встречались в период с апреля по декабрь 2008-го.

В декабре 2008-го Марков и Ковальчук принесли Ильясюку 5 тысяч долларов в конверте. Марков озвучил сумму, Ильясюк не пересчитывал. Что в дальнейшем было с деньгами, Марков и Ковальчук не знают, Ильясюк им об этом не говорил.

Следующая передача состоялась где-то через полгода. Всего встречались для передачи денег раз пять-шесть и передавали по 10−15 тысяч долларов (согласно Маркову) или не менее восьми раз по 5−10 тысяч (согласно Ковальчуку), но когда это конкретно было, Ковальчук и Марков не помнят. Ильясюк сам никогда не напоминал о необходимости передавать деньги и не спрашивал, когда будет следующая выплата.

Деньги приносили, когда накапливалась сумма. В общей сложности они передали Ильясюку около 80 тысяч долларов. Последняя встреча состоялась в конце 2011 года. После этого Марков и Ковальчук решили, что больше денег передавать не будут. Как пояснил Ковальчук, «финансовое состояние ООО „Марконстрой“ больше не позволяло передавать деньги». Ильясюку они о своем решении не сообщали, а он не интересовался. К этому моменту ООО «Марконстрой» завершило строительство и рассчиталось по кредитам.

Ковальчук и Марков также рассказали, что, поскольку кредит в апреле 2008 года был выдан на один год, а дом мог быть сдан только в конце 2009 года, у ООО «Марконстрой» не было достаточных средств для погашения кредита своевременно.

По предложению юристов Белгазпромбанка в 2009 году новый кредит был выдан ООО «Инвестцентрстрой» — организации-субподрядчику на объекте, которая также принадлежала Ковальчуку и Маркову. С Ильясюком вопрос выдачи кредита ООО «Инвестцентрстрой» Ковальчук и Марков не обсуждали, никаких денежных средств за это не передавали.

Показания на следствии

В судебном заседании были оглашены показания Маркова и Ковальчука, данные в ходе предварительного следствия, в которых некоторые события изложены иначе, чем прозвучали в суде.

Так, Марков сначала указывал, что деньги передавал с лета 2008-го по лето 2009-го по 10 тысяч долларов; потом сказал, что документы в банк поданы осенью 2008 года и только после этого состоялась встреча с Ильясюком, а деньги передавались с 2008 по 2010 год; согласно следующим показаниям Маркова, период передач денег увеличился до декабря 2011 года, а в ходе последнего допроса Марков утверждал, что передавал незаконное вознаграждение Ильясюку начиная с 2009 года.

В суде Марков говорил, что деньги передавались в конвертах, однако на следствии указывал, что передавал в черных пакетах или прикрытые документами.

Показания Ковальчука также изменялись. В явке с повинной Ковальчук указывал, что первоначально оговаривалась сумма 80 тысяч долларов, передачи происходили с 2008 по 2010 год. В объяснениях, данных в тот же день, ссылаясь на некие документы, уточнил, что деньги передавали до 2011 года и первоначально оговаривалась другая сумма.

На последнем допросе в ходе следствия Ковальчук говорил, что ознакомился с документами, и правильный период передач денег — с 2008 по ноябрь 2010 года. В суде Ковальчук эти показания не поддержал, поскольку «сверился с документами и понял», что последние передачи были в конце 2011 года.

Явки с повинной

13 июня 2020 года в здании ДФР, куда его вызвали для дачи объяснений, Марков написал явку с повинной, в которой признался в даче взятки Ильясюку в 2008 году. По его словам, «наверное, было раскаяние». В суде выяснилось, что на явке с повинной стоит время написания — 01 час 38 минут.

В ДФР же Марков приехал в конце рабочего дня 12 июня. Что происходило с этого времени до полвторого ночи, Марков пояснить подробно не смог, он сказал, что ждал в кабинете и общался с сотрудниками ДФР.

Как и Марков, Ковальчук был вызван в ДФР вечером 12 июня 2020 года. 13 июня 2020 года в 00.10 он написал явку с повинной. Как пояснил Ковальчук, на протяжении 6 часов до этого он находился в ДФР, давал пояснения по поводу обращения в банк в 2017—2018 годах, а около 21−22 часов у него возникло желание сообщить об обстоятельствах выдачи кредита в 2008 году.

На вопрос, почему такое желание у Ковальчука возникло только в 2020 году, он ответил, что если бы написал заявление в 2014, 2015, 2016 году, то, по его мнению, оно бы подтверждения не получило.

А в 2020 году было обвинение банка в «присвоении чужих денег», и он «с TUT.BY узнал, что менеджеры банка незаконно получали деньги» (о претензиях к топам Белгазпромбанка стало известно 11 июня 2020 года, тогда ДФР заявлял, что речь идет об уклонении от уплаты налогов и сборов в особо крупном размере и легализации средств, полученных преступным путем, в особо крупном размере).

О задержании Ильясюка на момент написания явки Ковальчуку не было известно, зато он знал о задержании Добролета «и не только». В ДФР ему задавали вопросы про Бабарико.

Напомним, что Виктор Бабарико был задержан 18 июня 2020 года, а по состоянию на 12 июня 2020 года в отношении него никаких подозрений не выдвигалось.

Озвучили жалобы Бабарико: ему грозили статьей «вплоть до расстрельной»

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 1.8 (оценок:30)