Политика

Михаил Брошин

«В элите больше половины потенциальных предателей»

Российские пропагандисты околачивают любимую «грушу» — тему «плохих бояр», которые якобы противостоят «хорошему царю».

То ли политик, то ли писатель Захар Прилепин некоторое время назад провел ревизию культурной элиты и пришел к неутешительным выводам о малочисленности сторонников «спецоперации» в творческой среде: «литовец Пускепалис, итальянец Машков, и ещё Охлобыстин с Шагиным, Михалков, Бортко и Шахназаров, которые кино не снимают. Ладно, и ещё Кеосаян, который снимает. Зато за всех актрис – одна Полина Агуреева. Остальные в трауре».

(Пускепалиса, кстати, можно вычеркивать. Он погиб в ДТП, решив лично проехаться на бронированном автомобиле, который перегоняли на Донбасс для оккупантов).

Старый «кремлевский соловей» Сергей Марков продолжил тему: «Возвращаясь к элите. Очень многие хотят предать. Очень многие готовы это сделать. Очень многие готовы к оккупации России, думают, что их назначат полицаями в этом режиме. В элите, с моей точки зрения, больше половины потенциальных предателей России».

Ого. Вот только интересно, кто формировал нынешнюю российскую элиту, если учесть, что Владимир Путин у власти уже больше 22 лет? Джо Байден что ли?

Но дальше всех пошел именуемый философом Александр Дугин: «Беловежские соглашения как подпись под нашим проигрышем существуют только до того момента, когда Россия остается под властью Запада, слабой и по сути оккупированной, руководимой колониальной элитой...  Мы пожинаем плоды парадигмальной ментальной оккупации России...

Путин уже дал сигнал покончить с этим, но кому он его дал? Если и не прямым агентам влияния, то продуктам этого долговременного саботажа — изнеженным, коррумпированным, циничным, а часто просто недееспособным и умственно неполноценным (в заботе о собственном нутре, впрочем, они вполне полноценны) представителям той элиты, которая сложилась в черные 90-е... И это дерьмо призвано обеспечить России Победу в сложнейшем противостоянии с чудовищным, решительным, технически оснащенным и маниакально убежденным в своей правоте врагом».

Что значит «уже дал сигнал»? Сейчас? То есть двадцать лет не давал? Потворствовал? Или того хуже? Ведь, если Россией руководит «колониальная элита», то и нынешний президент, получается, тоже к ней относится.

Опять же очень забавно звучит утверждение, что нынешняя элита сложилась в черные 90-е. С одной стороны, Путин – выходец оттуда же. С другой, те, кто сегодня рулит РФ, тридцать лет назад в лучшем случае носили чемоданы за своими шефами, из которых иных уж нет, а те далече. Так что, все уничижительные характеристики, которые употребляет Дугин, по факту относятся уже к путинской, а не ельцинской элите.

В общем, все дороги ведут к Путину. Концы с концами у пропагандистов не сходятся, но это их мало волнует. Есть другие причины для забот. Прилепин жаловался:

«Рич – единственный русский рэпер, который поддержал спецоперацию и неоднократно выступал в ЛДНР. Песню «Грязная работа» уже не раз слышали в бусиках, буханках и в частях войск и ополчения: она ушла в народ, наши бойцы её любят. На ютуб у неё за 2 месяца – 150 тыс просмотров. Хотя ссылку на неё давали фактически все топовые патриотические телеграм-каналы.

Самый популярный протестный рэпер, сразу выступивший против спецоперации и передающий деньги на Украину – Мирон Фёдоров, Оксимирон, выложил 1 (один) день назад антивоенную песню со словами «Я убил в себе империю» – там уже под 2,5 млн просмотров. Номер 1 по разгону. Через неделю будет 10 млн».

Прилепин резюмирует: «Это чтоб у вас не было иллюзий про вкусы, интересы и симпатии молодёжи».

В общем, элиты элитами, но простой люд оказывается тоже не горит желанием потреблять «патриотический продукт». Телеграм-канал «Разведдозор» (тоже из числа поддерживающих «спецоперацию») объясняет почему:

«Слабость России в огромном количестве людей, идеологически ориентированных на Запад. Они сдадут не только Херсон, но и Крым, и Кубань. Лишь бы их бизнес-интересы не страдали и можно было бы наслаждаться гостеприимной Италией. Таких в крупных городах большинство, и это наш приговор».

Дугин вторит, уныло констатируя: «Наш бой имеет все шансы стать на сей раз последним».

И это тот редкий случай, когда с ним можно и даже хочется согласиться.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.7(33)