Филин

Яна Соколова

Усов: Белорусы расплачиваются из-за незрелости

Политолог в интервью Филину — о том, как белорусам и украинцам сохранить единство во время войны, и встретятся ли Зеленский и Тихановская.

— После очередных ракетных ударов с территории Беларуси обращение Владимира Зеленского к белорусам неоднозначно было воспринято в соцсетях.

Процитирую журналиста Сержа Харитонова: «…Украинский президент ничего не предлагает взамен тех жертв, на которые белорусы должны пойти в интересах Украины. Более того — украинский президент обращается к белорусам за помощью в обстоятельствах, когда ни он, ни украинский парламент юридически не признали избранного президента Беларуси, не признали военную оккупацию Беларуси российской армией, никаким образом не присоединились к проработке вопросов по привлечению Лукашенко к ответственности за акт агрессии».

— Я послушал обращение Зеленского и ничего сверхъестественного или вызывающего, тем более, оскорбительного в адрес белорусов и призывающего к каким-то жертвам и усилиям не нашел. Возможно, это способ интерпретации или попытки найти в послании то, чего не было заложено, и выставить себя обиженным и оскорбленным.

То, что услышал в послании Зеленского, — это лишь призыв не быть пушечным мясом в руках России, то есть не вступать в открытую войну с Украиной. Это был больше призыв, направленный к белорусским военнослужащим. Где там призыв к белорусам восстать в борьбе или начать вооруженное восстание внутри Беларуси против России?

Обращение было озвучено Зеленским после очередных варварских бомбардировок Украины со стороны российских вооруженных сил, которые использовали для этого территорию Беларуси. В его послании — призыв к посильному сопротивлению преступным приказам и неучастию в агрессии против Украины.

Создание спирали напряженности через претензии в Украине и президенту Зеленскому совершенно неуместно. Более того, если речь идет о заочном споре между Украиной и новыми демократическими силами, то хотел бы подчеркнуть, что в период избирательной кампании новые представители политической альтернативы крайне активно дистанцировались от вопросов относительно Крыма и войны на Донбассе, которая началась в 2014 году. Они просто эти вопросы игнорировали.

Активно велась политика, направленная на то, чтобы понравиться Кремлю и получить от него карт-бланш на правление в Беларуси. Такая была стратегия в период избирательной кампании.

По сути, с 2020 по 2022-й год новые демократические силы, та же Тихановская рассматривала Россию как потенциального союзника. В это время в Украине шла открытая война с участием российских сепаратистов и вооруженных сил.

Почему украинская власть, которая неоднозначно и подозрительно относилась к новой оппозиции в Беларуси должна признавать или идти на контакты с офисом Тихановской или другими политическими кругами в то время, когда они дистанцировались от тех проблем, которые были в Украине? Вот этого я не понимаю.

И поэтому эти возмущения в то время, когда украинские военные и население гибнут и страдают от непосредственных ударов со стороны России, в чем-то обвинять Украину — это верх неразумности, на мой взгляд.

Можно условно не согласиться с чем-то, но обвинять Украину сейчас, выставлять ее властям претензии — это считаю, кощунственно, в особенности тогда, когда были российской властью были совершены очередные преступления с использованием территории Беларуси.

Заявление Зеленского было довольно скромным. Его обращение было совершенно уместно, даже в более жестких интонациях, как призывы к белорусскому народу.

Мы не можем исключать и того факта, что значительная часть – 38% поддерживает политику Путина (по данным опроса Chatham House в апреле в ответ на вопрос «в каком геополитическом союзе лучше находиться белорусскому государству?» союз с Россией выбрали 38% опрошенных – прим. «Ф»).

О чем это говорит? О том, что часть белорусов либо молчалива, либо активно поддерживают те действия, которые ведет агрессор. И ничего оскорбительного и унизительного в словах Зеленского, и тем более, каких-то претензий с его стороны белорусскому народу и демократическому движению не было.

Поэтому совершенно не понимаю, откуда возникли эти обиды и обвинения в адрес народа, который ведет кровопролитную войну за выживание.

— После ракетных ударов с территории Беларуси в воскресенье по соцсетям прокатилась очередная волна хейта украинцев к белорусам, которых обвинили в бездействии. Она была адресована и тем людям, которые свою позицию проявляют, поддерживая Украину.

Что, по-вашему, могло бы остановить эту волну ненависти? Что нужно для того, чтобы белорусы и украинцы сохраняли единство во время войны?

— Это такой комплексный вопрос и сложный. На уровне повседневном, человеческом претензии украинцев к белорусам совершенно понятны. И тут ничего не сделаешь. Говорить, доказывать что-то обратное крайне сложно с учетом той ситуации, которая сложилась в Беларуси, и того, что белорусская армия, по крайней мере, руководство и управление войсками, а также политическое руководство, пускай и нелегитимное, полностью поддерживает политику России.

Понятно, что территория страны используется в интересах России, и украинцы ожидают какого-то более активного сопротивления, которое невозможно организовать по причине того, что организационные, структурные мобилизационные возможности в Беларуси уничтожены.

Сейчас троим белорусам грозит смертная казнь за попытку уничтожить коммуникационные узлы на железной дороге. Удовлетворит ли это украинцев, знают ли они об этом, мне трудно сказать.

Эту информацию необходимо транслировать и показывать, что есть посильная борьба в условиях отсутствия и вооружения, и организационных структур, и стратегии.

Конечно, в идеале достаточно было всем белорусам выйти на улицу — объявить общенациональную антивоенную забастовку. Это бы парализовало власть, и она бы ничего не смогла сделать с этим, но лидерский потенциал оппозиции на сегодняшний день подорван и практически не эффективен.

Сомневаюсь, что такие призывы могут стимулировать действительно к активному антивоенному участию и открытому противостоянию. То есть к антивоенному маршу в Беларуси.

Этого не произошло даже в период высокого уровня мобилизации и относительно низкого уровня террора в 20-м году, когда был объявлен ультиматум. И тем более, к сожалению, не произойдет сейчас. И какая-то доля правды в претензиях украинцев есть, потому что белорусы не в состоянии были взять на себя ответственность за будущее страны в 20-м году и теперь за это расплачиваются.

Считаю, что ситуацию можно было изменить еще в 2020-м году. Если бы национальный дух, национальное самосознание в белорусском обществе было бы сильным, консолидированным.

В массе своей белорусское общество так и не стало национальным. Соответственно, этот фактор и сильное влияние русской культуры и русского мира способствовали этой экспансии — сначала информационной и политической, а теперь — стратегической.

Аморфность в национальном плане является одной из причин, почему Беларусь используется как территория для нанесения ракетных ударов и почему она использовалась с 24 февраля 2022 года.

Белорусы расплачиваются сегодня и актами агрессии, и присутствием российских войск, и вовлечением в войну по причине своей национальной незрелости, по причине того, что они не стали народом — полноценным, национально консолидированным, национально внутренне ориентированным. Они расплачиваются за приверженность русскому миру и дружбе с Россией и своей толерантностью в этом вопросе.

Второй момент, что важно сделать. Здесь уже речь идет о международных структурах. Это необходимость на уровне международных организаций, международного сообщества признания факта оккупации Беларуси.

Из-за бюрократических, абсолютно абсурдных формулировок никто не хочет взять на себя элементарную политическую ответственность — признать Беларусь оккупированной территорией и признать Лукашенко и его администрацию оккупационными.

Потому что исключительно благодаря поддержке Путина и признании Москвой его президентуры сегодня Беларусь находится в таком состоянии.

Пока Беларусь воспринимается как независимое государство, а не оккупированная территория, то, естественно, получается, что все действия России на территории Беларуси осуществляются с доброй воли и поддержки белорусского народа.

А если бы в международной повестке был четко озвучен факт того, что территория Беларуси оккупирована и что белорусский народ находится под оккупацией, то, соответственно, отношение к ситуации, к положению Беларуси могло бы быть совершенно иным.

— После обращения Светланы Тихановской к властям Украины встретится ли с ней Владимир Зеленский? Как вы считаете, почему эта встреча до сих пор не состоялась?

— Встреча до сих пор не состоялась по причине, прежде всего, вялой и неоднозначной позиции офиса Тихановской и всей новой оппозиции по украинскому вопросу, начиная с 2020 года. Тогда была определенная стратегическая парадигма — избегать любых контактов с украинскими властями. Ведь можно было поехать в Украину еще в 20-м году. Однако тогда была парадигма дружбы с Россией, с Путиным.

И офис Тихановской, и КС стремились любыми способами усилить, укрепить контакты с Кремлем, используя Суздальцева и другие группы интересов с тем, чтобы получить поддержку Кремля в решении политического кризиса и политического транзита в Беларуси.

В тот период времени любые контакты с украинскими властями оценивались внутри этих новых оппозиционных групп как рискованные, как факторы-раздражители для Кремля и их пытались избегать.

Сейчас, когда стало очевидно, что российская парадигма оказалась совершенно провальной и белорусскую новую оппозицию просто использовали как фактор психологического давления на Лукашенко, а потом просто выбросили, они, конечно, пытаются установить новую парадигму отношений, использовать кризис в Украине для дополнительного инфоповода, для укрепления собственных позиций.

Естественно, украинская власть этого не хочет по той простой причине, что они видят, что никакого влияния на внутриполитические процессы в Беларуси, на развитие ситуации эти демократические силы не имеют.

Тем более, происходит внутренний раскол, деконсолидация, когда нет единого национального фронта, потому что встречаться можно только если есть ясная национальная позиция, национальная концепция, национальная идея, национальное движение, национальный фронт, но ничего такого на сегодняшний день не существует в новой демократической среде.

Это серьезный просчет, который был сделан этими лидерами и политическими группами в течение двух лет, когда электоральный протест не переродился в национальный, в национально-демократическое движение. На сегодняшний день его просто нет.

Есть информация, что его объявят в ближайшие недели-месяцы, но все это выглядит крайне искусственно. Понятно, что сейчас задача Киева, в какой-то степени, может быть, наивная и недальновидная — пытаться удержать Лукашенко от открытого вступления в военный конфликт.

Но украинцы должны ясно и четко себе представлять, что функционирование полка Калиновского в Украине и действия белорусских добровольцев, их участие в войне — значительно больший раздражитель для Лукашенко, чем Тихановская или встреча Зеленского с ней. 

Думаю, что на сегодняшний день для украинского руководства важен тот факт, что белорусские добровольцы участвуют в войне против России.

И этот факт также необходимо озвучивать и постоянно подчеркивать, что белорусы гибнут на фронте, получают тяжелые ранения и жертвуют собой, что, к сожалению, отсутствует в информационной повестке Украины.

На мой взгляд, здесь очень важная роль белорусских независимых СМИ. Необходимо, чтобы белорусские медиа, которые находятся сейчас за границей, установили тесные контакты с украинскими коллегами.

Речь сейчас даже не о политиках, а об интеллектуальном, журналистском сообществе — чтобы начался диалог и обмен информацией. Потому что только информационная работа может каким-то образом понизить градус внутреннего напряжения и сопротивления.

В украинских СМИ в той или иной степени, даже без интерпретации, доминирует антибелорусская повестка, но это и понятно. Если там в топовых таблоидах пишут, что с территории Беларуси нанесен бомбовый удар, в результате которого погибли десятки человек, какой будет реакция людей? Негативное отношение к Беларуси. Информации о том, что погиб белорусский доброволец, защищая украинскую землю где-то на Донбассе, если и промелькнет, то задним фоном.

Хочу через «Филин» обратиться к белорусским СМИ с тем, чтобы они активно сотрудничали с украинскими медиа для формирования единой повестки по ситуации. Если они смогут договориться, значит, смогут договориться и политики.  

Речь идет о создании конструктивной информационной среды. Здесь роль журналистов первоочередная. Сейчас медиа — это острие контрпропаганды. Сейчас важно белорусским и украинским журналистам провести совместный форум, конференцию, чтобы выработать совместный подход, единое понимание, тогда может ситуация измениться.

Понятно, что это не снимает ответственность и вину за то, что Беларусь используется как территория для агрессии, но нужно консолидировать позиции и понизить уровень неприятия и ненависти, тем более, что страдают даже в той же Украине белорусы, которые душой и сердцем за эту страну. Думаю, журналисты могут сделать очень много.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4(34)