Общество
Кася Витушевич

«Ты осознаешь, что несешь на себе не мешки, а крест. И это дикая боль»

В течение 10 минут зампредседателя зарегистрированного в Чехии «Молодого фронта» Анастасия Полаженко в в документальном цикле «Краты» телеканала «Белсат» рассказала о событиях, которые произошли в ее судьбе почти год назад.

Бывшая политзаключенная, которая была осуждена «за Площадь», также поделилась со зрителями belsat.eu, какие перемены последовали после ее двухмесячной отсидки в «американке».

О Площади

19 декабря 2010 года я неслучайно оказалась на Октябрьской площади, поскольку понимаю, что этой стране раз в пять лет даётся шанс разбудить людей, объяснить им, что так, как они живут, дальше жить нельзя. Рано или поздно это всё изменится, и мне с друзьями хотелось бы приблизить момент, когда страна, наконец, будет свободной, демократической, белорусской Беларусью.

Об аресте

Когда в 3.00-3.20 начали звонить в дверь, я поняла, что это не мои друзья, и что меня сейчас будут задерживать. Мне повезло, что чекисты, которые меня задерживали, были не из Минска. Они были не настолько наглыми, как работники минского КГБ, и дали мне 10 минут – возможность собраться.

Теперь могу собой гордиться

Не скажу, что для меня было почетным то, что я оказалась в «американке», но, безусловно, я была очень удивлена: не ждала такого поворота событий. И когда я уже оказалась у следователя комитета, мне подали бумагу о подозрении в совершении преступления по известной статье о массовых беспорядках, у меня был только один вопрос: какой срок? Когда услышала «от пяти до пятнадцати», от души рассмеялась и подумала: а теперь у меня есть возможность собой гордиться.

Это лаборатория

«Американка» оказалась на самом деле довольно специфической тюрьмой. Я чувствовала себя мышкой, за которой все время наблюдают в лаборатории и ставят эксперименты. Они и наблюдали: как мы реагируем на условия содержания, как реагируем на то, что приходится спать в одной кровати, как реагируем на полуночные допросы, на какие-то запугивания, на что именно реагируем. Они искали ключ к каждому человеку.

Благодарю за идеальные условия

В какой-то момент абсолютно резко в камеру заходил начальник тюрьмы, прокурор, за ними заходили еще человека три-четыре в масках с дубинками, и прокурор задавал классический вопрос, есть ли у нас какие-то жалобы. Но, глядя на всю обстановку, на прокурора, который тут на две минуты – он придет и уйдет, а люди в масках останутся, и начальник тюрьмы останется – жалоб у нас с каждым днем становилось все меньше. И в один момент, когда мне все это надоело, я сказала: знаете, жалоб нет, есть благодарность. Тогда прокурор напрягся, напрягся начальник «американки». Я сказала: конечно, у меня есть благодарность за идеальные бытовые условия, за прекрасное питание, за послабления отношения начальника «Американки» к нам, все чудесно. Начальник тюрьмы просто побелел, потому что понял, что претензии сейчас будут к нему: почему политическим хорошо живется?

Беларусь – крест, который каждый примеряет на себя

Беларусь на данный момент мне представляется в образе мученического креста, который автоматически на себя примеряет любой человек, осознающий, что происходит в нашей стране. Он старается его нести, но не факт, что донесет. Многие скидывают его почти сразу. Кто-то старается его нести дальше, но это дикая боль, дикая боль, когда осознаешь, что происходит и ничего не можешь сделать, боль, поскольку мучают твоих близких и тебя самого. Но ты осознаешь, что ты несешь на себе не мешки, ты несешь на себе крест.

Прошла слишком много, чтобы сдаваться на полдороги

Мне кажется, я прошла слишком много, чтобы сдаваться на полдороги. И ни я, ни мои друзья не собираемся покидать страну. Я вижу в ней перспективы, перспективы не только для себя, но и для своих детей. Я очень хочу, чтобы и я, и мои дети жили в той стране, о которой я мечтаю. Я верю, что придет время, и я буду вспоминать обо всех ужасах, о которых тут рассказывала, как о грусти, которая навсегда исчезла. Я верю в это, и я уверенна, что мы этого все вместе добьемся.

* * *

Напомним, с 1 до 10 декабря десять политзаключенных – Никита Лиховид, Олег Федоркевич, Федор Мирзоянов, Дмитрий Новик, Илья Василевич, Павел Виноградов, Александр Киркевич, Анастасия Полаженко, Виталий Мацукевич и Александр Класковский, которых осудили за Площадь, в документальном цикле «Краты» телеканала «Белсат» рассказывают о своих судьбах после арестов.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 0(0)